s-info

Серега с Пролетарки

С тех пор прошло много лет. Но и сегодня Сережку Куприянова помнят в подмосковной Куровской.

Вынес девушку из огня

Полынья

- Я сейчас, сейчас, - Серега аккуратно подполз почти к самой полынье, где перепуганно барахтался крошечный щенок.

С благодарной Гретой.

Шерсть его намокла, обледенела, и малыш повизгивал тонко, отчего у Сереги на глаза наворачивались слезы. Изловчившись, парнишка напрягся и ухватил щенка, как собака, за шкирку. В этот же миг он почувствовал, как подломился лед. Сергей оказался на глубине в обжигающей воде, но все так же крепко сжимал челюсти, чтобы не выпустить щенка. К счастью, кто-то из местных уже спешил на помощь.

Дома мать, отпаивая мальчишку чаем и растирая спиртом, причитала:

- Ну в кого ты такой жалостливый уродился? Теперь вот это чучело притащил.

Сережка молчал, поглаживая трясущегося, завернутого в тряпки щенка, но самому было не по себе, поднималась температура. Врач констатировал воспаление легких, потом прибавилось заболевание почек, с которым Серега справлялся долго и мучительно, отлежав в больнице долгих два месяца.

С Гретой, как назвал Серега щенка, они очень подружились. Собака, понимая, что именно этот парень подарил ей вторую жизнь, всячески пыталась доказать Сереге свою преданность. И когда он шел по родной Пролетарке, как все называли рабочий поселок, Грета бежала рядом, как и положено воспитанной собаке.

Спасатель

Это случилось через пару лет, когда Серега уже окончил школу. Грета к тому времени превратилась в красивую ухоженную псину и всюду сопровождала хозяина. Вот и на этот раз вместе отправились за грибами в лес. Серега - на велосипеде, Грета бежала следом, как вдруг прямо на дорогу выпрыгнула белка с семейством бельчат. Ей бы дальше, в лес - а она, привстав на задние лапки, застыла на дороге. Бельчата рядом. Что делать?! Сергей, летевший во весь опор, мгновенно понял: еще секунда - и от всего семейства останется одно кровавое месиво. В голове аж помутилось от страха, и тогда он так ударил по тормозам, что велосипед заклинило, а сам он, перелетев через руль, тяжело рухнул на камни. Очнулся Сережка оттого, что рядом скулила Грета. Сковала жуткая боль, руки висели плетьми. И все же, преодолевая себя, он поднялся и кое-как повесил на шею искореженные колеса велика: не пропадать же добру. Увидев искалеченного сына, мать заохала. А Сережа снова очутился в уже знакомой больнице.

- Из-за каких-то белок?! Да ты умом рехнулся!

Но Серега лишь поморщился:

- А что ж, мам, убивать, что ли?!

Мать вздохнула, утерев набежавшие на глаза слезы, и, потрепав сына по голове, чмокнула в макушку:

- Эх... Спасатель ты мой... О себе лучше б подумал. Ведь инвалидом остаться можешь.

Но Серегу пронесло: кости зажили, и через несколько месяцев, подработав в лесхозе, он скопил себе на новый велосипед.

Мягкотелый

Вы задумывались когда-нибудь, что такое доброта? Пожертвовать собой? Поделиться последним? Отдать, не спрашивая и ни о чем не жалея? Сережка был из этих чудиков. И жил по одному ему известному закону: если кому-то плохо, он должен выручить, помочь, спасти. В армию Сергей Куприянов шел под наигрыш аккордеона и завывания младшей сестренки Оли.

- Серег, ты, главное, пиши, - причитала она. - А то мамка изведется. И не лезь на рожон, отойди в сторонку. Ой...

И она безнадежно махнула рукой.

Наконец, Серега с ребятами погрузился в автобус. Прощай, Куровская. Здравствуй, Туркмения. Если честно, относились в армии к Сереге по-разному. Уж больно силен в сознании отцов-командиров образ бойца - эдакого силача, которому все нипочем. А Куприянов? Лишний раз в драку не полезет. Всех помирить старается. Последнее отдаст. Вроде не самые мужские качества. Даже кличку "слабак" схлопотал. Солдатня как-то над ним эксперимент поставила: рядом пустыня, ну и сунули ему в постель небольшого скорпиона. А Серега? Поймал, осторожно вынес из казармы и выпустил в песок.

Ребята ржали:

- Ну, даешь, Куприянов! Как людей-то на войне убивать будешь?

Серега хмурился:

- То на войне. И не людей, а врагов.

Перед самой демобилизацией боец Куприянов был вместе со своим подразделением временно переброшен в другой район Туркмении. Неподалеку кишлак. Ночью он загорелся. Пламя вспыхнуло страшным заревом. И солдаты рванули из казармы на помощь. Да какое там: прокаленный за день солнцем дом полыхал как свеча. Позвонили пожарным, пытались таскать воду из колодца. И только Серега Куприянов, не задумываясь, прикрыв лицо и грудь мокрой гимнастеркой, рванул внутрь. И успел вытащить женщину и ее маленького ребенка, прежде чем рухнула крыша.

Есть только миг

Мать приехала к Сереге в госпиталь - и не узнала сына: куча бинтов на обожженном теле. Вышел главврач:

- Вот он, наш герой! Если б не он...

Рядом на стуле сидела маленькая женщина. Мать ее сперва и не заметила. Оказалось - та самая, которую он из горящего дома вынес. Теперь вот за парнем ухаживает.

- Ма... - Серега потянулся к матери и сморщился от боли. - Мы с Аннагуль поженимся после армии... Ты как?

Но мать, уткнувшись взглядом в девушку, лишь вздохнула:

- Ты выздоровей сперва, а там видно будет.

Как в воду глядела.

Серега через месяц уже ходил, ожоги поджили, а тут и дембель подоспел. С Аннагуль прощался ласково:

- Родная, ты жди. Я домой съезжу, осмотрюсь - и тебя заберу, договорились?

Она доверчиво кивала в ответ, что-то лопоча по-своему.

Говорят, есть судьба. Может, и правда. А еще говорят, если ее не испытывать, то она вроде как и затаится. Не сделает худого. Вот только вопрос: а как это - испытывать, не испытывать? Оставаться равнодушным к чужому горю? Опустить глаза, когда просят о помощи? Может, именно так и следует жить? И тогда сам себя убережешь? Серега так не умел. Просто жил как живется. Не задумывался ни о судьбе, ни о ее кознях.

Был вечер. Над Куровской сгущались тучи. Он шел от друга домой и думал об Аннагуль. Маленькая она, хрупкая, небось тяжело одной с малышом. Муж ведь бросил. В Куровской не тесно, на всех места хватит. Вот и привезет сюда Аннагуль с сынишкой. Мать согласна, сестренка Оля - тоже. Будут жить-поживать... Стоп, а это что? Или послышалось? Серега напряг слух и явственно расслышал стоны. Потом - какие-то крики. Они приближались, и вот уже несколько мужиков, промчавшись мимо, рванули вниз к железнодорожным путям. До Сергея донеслось:

- Мочи его, ребята! Живучий, гад!

И тот, в канаве, стонать перестал.

- Эй, что случилось? - крикнул Серега, увидев двоих парней, которые, оглядываясь, выбрались наверх.

Сергей рванул туда, откуда недавно доносились стоны. Присыпанный землей, там лежал окровавленный мертвый парнишка. Сергей бросился вслед за бандитами:

- Сто-о-ой! Стоять!

И догнал. Один, сплюнув, достал заточку, подошел вплотную:

- Скажешь кому - сам на перо сядешь, понял?

Сергей, не дослушав, рванул ко второму:

- Стой! Вы человека убили! Я...

Следственный эксперимент.

На какой-то момент ему показалось, что небо вдруг резко посветлело, словно сверкнула молния. Но тут же накатила нестерпимая боль и свет стал меркнуть.

* * *

Сережку нашли в тот же день. Пытаясь задержать бандитов, он получил 25 ножевых ранений, а в руке сжимал оторванную у кого-то пуговицу. Она и стала одним из вещдоков, по которому установили троих убийц.

- Знаете, мне и маме, наверное, гораздо легче жилось, если бы Сережа был жив, был с нами, - вспоминает о нем сестра Ольга. - Но таким дожить до старости, видно, не суждено. Особенные это люди. К чужому горю неравнодушные.

И тихо плачет.

Мария Рождественская, Куровское - Москва


ФИГАРО™ Увеличить фаллос - РЕАЛЬНО
НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер

Вернисаж

С-И
s-info