s-info

Последние амазонки

Короткая стрижка, прокуренный голос, мужская одежда и крепкое рукопожатие. Поведение и внешний облик - абсолютно мужские. На самом деле Джин Сэфджини - настоящая женщина. Таких в Албании называют бурнешами, или поклявшимися девственницами.

Справка "С.-И."

Социальный феномен бурнешей, который основан на старинном своде родоплеменных законов Кануне, встречается в северных районах Албании. Параграф №88 албанского Кануна гласит: при отсутствии в семье сына-наследника его место может занять дочь. Бурнеша может быть и в мусульманской, и в христианской семье.

Диана по имени Джин

- поклявшаяся девственница, глава рода, известный и уважаемый в окрестных селениях старик.

Седой старик Джин Сэфджини не спеша прогуливался по набережной Адриатического моря. На самом деле это - Диана. С тех пор прошло почти 40 лет, но и сейчас она помнит себя совсем молодой девушкой. В ее жизни все случилось как в старинной сказке: отец, красивый и сильный, погиб, защищая честь семьи, братья ушли в ночь отомстить за него. И не вернулись. Тогда злая мачеха Дианы решила выдать ее замуж за старика, хотя у Дианы был любимый парень.

- В нашей албанской традиции, если в роду не осталось мужчин, то их место может занять дочь, - рассказывает Джин Сэфджини.- И тогда она должна выполнять все мужские обязанности и отвечать за все, что связано с семейными проблемами, образованием, питанием, воспитанием детей. Я решила отомстить за отца и братьев и не выходить замуж за мужчину, которого ненавидела. И в 25 лет стала мужчиной.

Диана официально поменяла документы и стала Джином. Она - поклявшаяся девственница, глава рода, известный и уважаемый в окрестных селениях старик. Джин - один из бурнешей, тысячи лет продолжающих традиции албанских амазонок.

Кавалер-девица

Бурнеша. Последние амазонки

У отца Дианы было 6 девочек и 3 мальчика, но он всегда говорил, что на самом деле у него 5 дочерей и 4 сына. Диану даже назвали в честь богини охоты. Но никто и не подозревал, что шутка отца окажется настоящим пророчеством для дочери.

- Мой отец был военным, - рассказывает Джин. - Окончил военное училище у вас, в Советском Союзе. А потом служил в армии. Вряд ли он мог представить себе, что спустя столько лет в этой же части буду служить и я. И ведь очень долго никто и не подозревал, что я младшая дочь Сэфджини, а не один из его сыновей

В армии Джин вставал раньше на полчаса, чтобы успеть принять душ. У него было много друзей-сослуживцев, но никто не догадывался, что за внешностью стриженного налысо солдата прячется девушка.

- Однажды в казарме была драка, и меня сильно ударили по лицу, - вспоминает Джин. - От неожиданности я громко вскрикнул. Как девушка. И тут сразу вбежал командир взвода - он знал мою тайну, у него были все мои документы. Он закричал: "Стыдно драться с женщиной". И все просто остолбенели. А когда узнали, что я бурнеша, поклявшаяся девственница, зауважали еще больше.

Пока Джин служил в армии, взрослели и хорошели его сестры. Появились первые племянники. А он учился отвечать за семью и заставлять других мужчин нести ответственность за свои поступки.

Смерть, кровь и любовь

Поклявшаяся девственница. Нарушение обета карается смертью и позором для семьи.

Эта древняя традиция до сих пор существует в Албании. Здесь по-прежнему чтят священный Канун, в котором закреплены патриархат и кровная месть. Чтобы стать бурнешей, девушка должна поклясться перед двенадцатью старейшинами, что сохранит навечно свою девственность. Только тогда она получит все права и привилегии мужчин.

- Сейчас в Албании осталось всего 46 бурнешей, - говорит председатель Сообщества кровной мести Албании Агим Лоцци. - Девушка-бурнеша может работать, одеваться как мужчина. Но к такой женщине запрещено применять закон о кровной мести. Этот обычай до сих пор существует в некоторых районах Албании и Косово. Главное, что бурнеша не может себе позволить, - это влюбиться и выйти замуж, тем более рожать. Нарушение обета карается смертью и позором для семьи.

Джин не очень любит рассказывать о своем прошлом. Настоящему мужчине, воину, к коим причисляет себя любой албанец, а уж тем более бурнеша, не пристало сентиментальничать и ударяться в воспоминания, не связанные с героическим прошлым ее дома.

Феномен бурнешей, или поклявшихся девственниц, сохранился в северных районах Албании

- Это женщины любят вечерами вспоминать свою свадьбу, влюбленность, рождение первого ребенка, подарки жениха, - улыбается Джин. - В моей жизни этого не было. Когда я стал бурнешей, ко мне стали совсем по-иному относиться - как к главе рода. Я принимаю все важнейшие решения. Мне не суждено было стать матерью - я мог лишь любоваться издалека своими маленькими племянниками. Но я не мог покормить дитя грудью. И знал, что этого чуда в моей жизни не будет никогда.

Шли годы, в тридцать, в сорок лет эта мысль неотлучно преследовала Джина. Но со временем ушла, и все многочисленные внуки его сестер стали и его внуками. Короткие волосы, мужская одежда, оружие - Джин привык к этому давно. Привыкли к этому и его близкие, а внуки и не знают, что их дедушка на самом деле бабушка.

- Еще в молодости мне снились сны, что я женщина, в платье, ухаживаю за детьми, готовлю еду и жду его - любимого, а он все не приходит, - рассказывает Джин. - Наяву мы иногда виделись на улицах, на городских праздниках. Я просто старалася не смотреть на него. Вот и все.

Одиночество амазонки

Джин Сэфджини, как и все бурнеши, обречен на одиночество

В тот день, когда Диана прилюдно поклялась в вечной девственности, в городе слово забыли о том, что она женщина. Кроме одного человека. Того, кого любила она и кто любил ее, но ничего не мог изменить. Если его возлюбленная нарушит обет, ее убьют, а ее семья, весь род будут опозорены и прокляты.

- В мои времена причины принять обет были разные, - рассказывает Джин. - Меня, например, собирались выдать замуж против моей воли, а просто отказаться было нельзя. Отказ был бы оскорблением семьи жениха. За это объявили бы кровную месть и переубивали бы всех. Оставался только один способ - стать бурнешей.

Он любит ее до сих пор, хотя есть жена и дети. Он помнит тот день, когда навсегда потерял Диану, и преклоняется перед ее мужеством. Помнит все и она... И делает все возможное, чтобы не встречаться на улице с его сыновьями, так похожими на ее прекрасного возлюбленного из далекой юности.

- Для людей моего поколения, моей веры долг был важнее любви, - говорит Джин. - Я сохранил честь семьи. Как мои отец и братья могу защитить свой дом. Могу даже убить, если не будет другого выхода. Меня уважают в этих местах. Как, наверное, и тысячи лет назад боялись и уважали амазонок. Хотя, думаю, порой вечерами им было так же одиноко, как и мне.

Семен Оксаковский, Тирана - Москва


ФИГАРО™ Увеличить фаллос - РЕАЛЬНО
НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер

Вернисаж

С-И
s-info