s-info

Черное дело

Этим материалом мы не пытаемся разжигать межрасовую рознь - мы лишь хотим поговорить о проблеме, которая многими постыдно замалчивается. У преступников нет ни национальности, ни цвета кожи - есть лишь черная душа, позволяющая творить с другими людьми чудовищные вещи.

Секс-рабыня

С таким уголовным делом российская Фемида столкнулась впервые. Подобные зверства не снились самым отмороженным бандитам лихих девяностых - и тем не менее весь этот ужас творился в наше время и на наших улицах.

Уникальное для российских реалий уголовное дело рассматривает в эти дни Приморский районный суд Санкт-Петербурга. На скамье подсудимых - трое молодых мужчин и одна женщина, все - граждане Нигерии. Список обвинений поражает воображение - вовлечение в занятие проституцией, похищение, пытки, причинение увечий. Невероятно, но все это люди, слабо владеющие русским языком, творили не в жаркой Африке, а в самом центре культурной столицы России.

Косички для русских

Мечта многих европейцев - интимные отношения с женщиной иной расы. Кое-кто готов за это и заплатить. Именно на этом, а также на относительной бедности своих соотечественниц и сыграли алчные дельцы. Их жертвами стали не нищие девушки из глухих нигерийских деревень, а вполне благополучные молодые женщины.

Сейчас Вивьен Абуду 25. Дома высокая и худощавая африканка была парикмахером. Как ни странно, эта приличная работа и свела ее с бандой сутенеров. Девушке долго показывали фотографии из России и рассказывали, до чего россиянки любят африканские косички, которые она прекрасно умела заплетать. Парикмахерше обещали баснословные заработки, перспективу остаться жить в России, а то и вовсе перебраться в Европу, некоторое время поработав на "хозяев". Это ее и подкупило.

Клятва шаману

Африканский ритуал

Щедрая гражданка Нигерии Кола Годстайм (она же - сутенерша Чича) быстро оформила Вивьен загранпаспорт и оплатила перелет Абуджа - Стамбул - Москва и железнодорожный билет до Петербурга. Взамен Чича не потребовала ни предоплаты, ни расписок. Абуду даже показывали фотографии парикмахерской, в которой она будет работать семь дней в неделю. Вот только на месте, в Петербурге, девушке объявили нечто другое. Зарабатывать ей предстояло совсем другим ремеслом.

Ответ на вопрос "Зачем же вы стали заниматься проституцией?" поставил питерских стражей порядка в тупик. Такого они еще никогда не слышали.

- У нас совсем другая жизнь и другие порядки, - в слезах рассказывала Вивьен. - Еще дома меня привели к шаману и заставили поклясться самым-самым. В присутствии Чичи и еще трех свидетелей-мужчин я разделась догола, потом шаман срезал по пучку волос с моей головы, подмышек и лобка, порезал мне руку, полил кровью волосы, а потом бросил их в огонь. Он сказал, что я должна слушаться госпожу, иначе сгорю точно так же - заживо...

Питерская "Изаура"

Африканская проститутка

Удивительно, но в реалиях европейского города девушке не пришло в голову обратиться в полицию. По условиям клятвы у шамана ей вообще запрещалось общаться с белыми людьми - вне работы, естественно. В квартире, куда привезли Вивьен, оказалось еще несколько таких же, как она, африканских рабынь. Обращались с ними хуже, чем со скотом. Сами нигерийцы соотечественницами не торговали. Они их сдавали "в аренду" в самые дешевые бордели. За час услуг клиенты платили Абуду 1100 рублей (менее $30 - даже в Мекке секс-туризма Таиланде за интим-услуги требуют больше. - "С.-И."). Пятьсот рублей из них забирали владельцы борделя, а остальные деньги шли землякам "рабыни Изауры". Фактически африканки занимались проституцией за еду.

Вивьен объявили, что собственную свободу она должна оплатить, и назвали цену - $30 тыс. Якобы столько стоило оформление паспорта в Нигерии и билеты в Россию. И сказали, что после выплаты гигантской суммы она сможет начать работать на себя. Удивительно, но торговала собой на таких условиях африканка почти два года, отработав чуть меньше $10 тыс. Чтобы отдать оставшуюся часть "долга", ей предстояло обслужить более тысячи мужчин.

Представив это, "Изаура" попросила хозяйку уменьшить сумму. Та попросту рассмеялась ей в лицо! И добавила, что Вивьен придется отработать еще и те деньги, которые были потрачены на ее содержание в России - аренду квартиры, где жили секс-рабыни, и продукты. При таком раскладе сексуальное рабство вообще могло стать вечным. После того как это стало ясно, Абуду решилась бежать, уже не вспоминая о предсказании шамана. Выпросила у другой рабыни паспорт (на разницу черт африканских лиц никто внимания не обратил) и уехала в Орел. Почему туда? Именно там устроилась целая диаспора выходцев из Нигерии.

Адская ночь

Палачам показывают документальное подтверждение пыток.

Там африканка провела два месяца, а затем вернулась в Петербург - и тут же попала в цепкие руки земляков. Специально для расправы над ослушавшейся беглой "Изаурой" в квартире на Беговой улице собрались Чича и трое мужчин - тех самых, что присутствовали при клятве африканскому шаману. (Все они, как оказалось, работали на сутенершу.) Для того чтобы другим секс-рабыням было неповадно сбегать от хозяев, в свидетели призвали такую же невольницу-нигерийку Наоми. И прямо заявили Вивьен, что сейчас, как и говорил шаман, она сгорит в огне.

Сперва несчастную просто избивали. Потом обрили налысо, но это было только начало. Палачи издевались над жертвой всю ночь, а к утру, очевидно, утомившись, отправились отдыхать. Бесчувственную Вивьен не стали даже связывать - никто из садистов явно и не думал, что она выживет. Однако через некоторое время девушка пришла в себя, чудом смогла доползти до входной двери, открыть ее и выбраться на лестницу. Там ее и обнаружили люди, вызвавшие медиков и полицию.

В двух шагах от Эрмитажа

Изуверы отбирали паспорта.

Суд над африканскими садистами идет уже не первый день, но при этом в вину им вменяются преступления исключительно в отношении Вивьен. Вся остальная деятельность этой группы осталась в тени. А жаль. В январе этого года питерские правозащитники освободили из сексуального рабства еще одну 20-летнюю нигерийку. Обратились же к ним жильцы одного из домов близ станции метро "Технологический институт", рассказавшие о странной девушке, живущей в компании россиянок в одной из квартир. Как оказалось, там действовал притон. Двое мужчин пришли в гнездо порока под видом клиентов и сумели вывести секс-рабыню на свободу.

Петербург, пожалуй, единственный российский город, центральные улицы которого как плотным ковром увешаны сотнями объявлений об оказании интим-услуг. "Муххабат" (тадж.: любимая девушка. - "С.-И."), "1100 удовольствий", "Жду в гости", "Принцессы на горошинах"... Проверить, кто работает в притонах, организация и содержание которых, к слову, карается лишением свободы, оказалось совсем не сложно.

Эксперимент "С.-И."

Звоню "Принцессам на горошинах" - и сразу получаю приглашение в дом на углу Гороховой и набережной канала Грибоедова. Сутенерша славянской наружности предлагает на выбор пять "принцесс" - трех африканских и двух из Средней Азии. Час утех - все те же 1100 рублей. Следующее объявление - приглашение в квартиру на Большой Морской. Подумать только: 300 метров до Дворцовой площади и Эрмитажа - и четыре африканские проститутки, две немолодые таджички и одна славянка (судя по речи, украинка). Еще один адрес - Вознесенский проспект. Такой же центр города - и снова такой же интимный интернационал с преобладанием темнокожих женщин.

Рабыни

Похоже, в так называемых борделях для бедных африканки вытеснили не только наших соотечественниц, но и мигранток из Средней Азии. И теперь "шоколадки", как их называли в лихие девяностые, перестали быть экзотикой. Откуда же взялись они на холодном северо-западе России, да еще в таких количествах? Неужели добровольно променяли теплую родину на то, что и торговлей собой-то назвать язык не поворачивается - буквально на купание в грязи за еду?!

Не надо быть опытным детективом, чтобы понять совершенно очевидное. Существует налаженный и постоянный поток поставки молодых африканок в российские бордели, которые не только не скрывают, но и активно рекламируют свою деятельность, причем совершенно открыто. Почему правоохранительные органы смотрят на это сквозь пальцы или, быть может, вовсе ничего не видят? Этот вопрос остается открытым.

Михаил Александров, Санкт-Петербург

s-info