s-info

Третий лишний

На встречу с Лидией Роговой в Нижегородскую женскую колонию я пришла утром. Невысокая, в скромной косынке, она села напротив. Помолчала, потупилась:

- Виновата я... Запуталась...

Труп

Одинокий прохожий опустил глаза и ахнул: во рву, скрючившись и глядя вверх остекленевшими глазами, лежал труп. На шее глубокая рана, рубаха залита кровью... Опергруппа прибыла через 20 минут. Личность убитого установили по водительским правам. Оказалось, шофер с автобазы поселка Бор Вадим Охромченко. "Что за хрень, - рассуждал про себя старший следователь Колесов, - даже бумажник не взяли. Следов волочения тела тоже нет. Значит, ждали. И удар точный. Орудие, похоже, топор".

Прочесали овраг, лесок и в низине наткнулись на самодельный топорик. Рядом лежал журнал "Нижегородский предприниматель". "Ясное дело, журналом топор прикрывал", - машинально отметил Колесов и распорядился все передать на экспертизу.

Вечером он уже опрашивал шоферов на автобазе. Ребята прятали глаза, пока один не раскололся:

- Убитый с женой нашего Генки Рогова гулял. С Лидкой. А тот ревновал.

Но Рогов пошел в отказ:

- Ревновал, верно! Но чтоб убивать? Лидия медсестрой работает. Мужиков полно. Что ж, на всех с топором кидаться?

Гулявая

Лидия на допросе держалась скромно:

Слезы

- Спала с Охромченко, потому что он едва не силой меня брал. Еще и дочку грозился убить, если не дам...

Следователь слушал, а в голове складывалась шаблонная версия: убийца - Геннадий Рогов. Мотив - ревность. В рейсе он в тот день был? Так недалеко, мог и вернуться. Главное, что накопают эксперты?

Соседка Роговых подтвердила:

- Муженек в рейс, а к Лидке молодой парень. Беленький такой.

- Не путаете? Может, черноволосый? Лет сорока? - насторожился следователь, имея в виду убитого Охромченко.

Но бабка стояла на своем:

- Говорю ж, молоденький. Светлый.

Это путало карты. Выходит, кроме мужа и убитого любовника есть третий? Очередной допрос пролил свет на обстоятельства:

- Это Витя... Сухоруков... - тихо рассказывала Лидия. - Вместе медучилище окончили. Пожениться хотели, а подружка его на себе женила. Ну, я с горя и выскочила за Рогова.

Виктор работал фельдшером в соседнем районе, с Лидой они не виделись. Но она часто вспоминала любимого. С мужем жизнь не удалась: Рогов изменял по-черному. И однажды она решилась отплатить той же монетой. Даже кадра подыскала: коллегу мужа с автобазы - Вадима Охромченко.

- Закрутилось у нас, а через полгода я Витю встретила, - призналась Лидия на допросе. - Он как раз на "скорую" перешел. А как-то и привез больного к нам в районку.

Говорят, старая любовь долго помнится. Виктор дежурства подгадывал, чтоб совпадали с Лидиными. Запирались в сестринской, торопливо раздевались и бросались друг к другу, прижимаясь горячими телами. Лида целовала Виктора и шептала в самое ухо: "Никто, кроме тебя, не нужен!"

Кровь на топоре

Утром Колесову позвонил эксперт:

- На топоре мы следы талька обнаружили, кровь Охромченко, отпечатки пальцев Рогова и еще чьи-то.

Чьи? Это не давало покоя следователю, когда в кабинет буквально ворвалась женщина лет тридцати:

- Это Лидка Вадима Охромченко убила! - крикнула она с порога. - Мне муж говорил.

На секунду замялась:

- Подруги мы с ней. Бывшие. Теперь она опять с моим Витькой крутит. А я соперницу покрывать не намерена. Сама ее с топором в кошелке аккурат перед убийством видела. И Витька как-то обмолвился, мол, ненавидит Лидка Вадима Охромченко. Убить готова!

Это была зацепка. На следующий день на допросе Колесов применил старый следовательский прием: предложил Лиде воды и передал стакан с отпечатками на экспертизу. Они оказались идентичны "пальчикам" на топоре. Но эксперты уверяли: судя по силе и траектории удара, он нанесен рослым мужчиной.

Топор

И снова допрос. Теперь очная ставка. Лидия спокойна. А Рогов нервничает:

- Я кур резал... Вот и кровь...

- На топоре кровь Охромченко! И ваши с женой отпечатки пальцев!

Рогов побелел:

- А я два дня искал топор. Наверное, его украли, и...

- А как объясните отпечатки?

Рогов молчал. Вот тогда следователь под давлением неопровержимых улик и отправил Геннадия Рогова в СИЗО, а с Лидии взял подписку о невыезде.

Ошибочка вышла?

Так бывает: от порыва ветра рушится вроде бы крепко сбитый дом... Мысленно старший следователь Колесов уже довел дело Роговых до суда. Баба запуталась в любовниках, столкнула мужиков лбами, и Охромченко оказался третьим лишним. Наверняка еще и помогала мужу: иначе откуда же взяться отпечаткам на топоре?

Тишину разорвал телефонный звонок:

- Тут такое дело, - кричал в трубку дознаватель. - У бригады "скорой", где работает любовник Лидии фельдшер Виктор Сухоруков, в тот день авария случилась.

- И что? - не понял Колесов.

- Так распустили медиков-то! А в графике дежурств запись: мол, работали!

- А что за авария? Во сколько?

- В 14.20. На трассе Бор - Нижний Новгород. Оба колеса кто-то проколол.

Минуту Колесов тупо глядел в одну точку, но в голове уже вершилась работа, которая... напрочь перечеркивала всю предыдущую. Мгновенно вместе сложились вещдоки: следы талька на древке топора (как же он раньше это упустил!), удар в область сонной артерии (медик должен знать анатомию) и время убийства: 15.00. От места аварии до места преступления добраться можно за 40 минут! Все сходится! Топор прикрыл журналом, чтоб не бросался в глаза. Действовал в медицинских перчатках. Вот почему нет его следов, а следы Роговых оставлены раньше!

Хотел, как лучше...

Колесов запросил разрешение на обыск. И в шкафчике в ванной обнаружили пачку новеньких, пересыпанных тальком, медицинских перчаток. На столе - подшивку журнала "Нижегородский предприниматель", в которой не хватало номера за июнь. Того самого...

- Что, медик, будем в молчанку играть?

Казалось, лицо Виктора слилось с побелкой на стене:

- Это не я... Я всегда спасал людей, а не...

Он замолчал, но губы тряслись.

Руки в крови

Колесов не торопил. Обстоятельно рассказал о всех вещдоках. Особо подчеркнул: на медформе Виктора обнаружены засохшие капли крови убитого Охромченко. А потом положил на стол жуткие фотографии изрубленного тела. Понимал: вряд ли фельдшера "скорой" этим проймешь, но Виктор аж задрожал:

- Я только предупредить его хотел, чтоб не преследовал Лиду! Хотел, как лучше...

- И взяли топор?

Фельдшер оперся о стол так, что побелели пальцы, и неожиданно истерично расхохотался:

- Да разве ж вы поймете? Да вы знаете, что такое настоящая любовь? Со дня нашей встречи Лида больше не спала с мужем! Нашей любви мешал только Охромченко! Как же Лида просила, умоляла уби...

И, поняв, что проговорился, осекся.

- Ну же, договаривайте! Выходит, Лидия Рогова подстрекала к убийству? Так?

И Виктор, набрав в легкие воздуха, почти прошептал:

- Да... Потому что Охромченко совсем ее достал. Ультиматум поставил, мол, бросай мужа, а иначе... Даже дрался с Роговым. Лиду нужно было спасать. Вот и...

Встреча в роще

Женщина с топором

Отмазку Виктор придумал заранее: дежурство. Проследил, чтобы в журнале выездов была сделана соответствующая запись. Топор ему в городе передала Лидия. Сказала: "Муж кур рубить задумал. Я кровищу помыла. А после топор опять назад поставлю. Там его отпечатки, а на меня не подумают! Одним махом от двоих освободимся!"

Перчатки и топор Виктор положил в сумку, прикрыв журналом. А после "аварии" отправился в рощу, через которую Охромченко обычно возвращался со смены. Когда поравнялся с фельдшером, тот с силой нанес удар по шее точно в область сонной артерии. Вадим захрипел, споткнулся и, истекая кровью, скатился в овраг.

...В дежурке уже сгущались сумерки, когда я прощалась с Лидой. Она тоскливо подняла на меня глаза:

- Я ж говорю, виновата. Запуталась... Хорошо, мужа выпустили. Вите за убийство 15 лет дали, мне за соучастие - 6.

- Муж навещает?

- Нет... Обиду забыть не может.

- А Виктор пишет?

Она тяжело вздохнула:

- За два года ни одной весточки! Видно, судьба всех мужиков у меня отняла.

Лида опустила голову и, глотая слезы, попросила дежурного ее увести.

Благодарим УФСИН по Нижегородской области за помощь в подготовке материала.

Мария Рождественская




НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы

Вернисаж

С-И
s-info