s-info

Нож для "Мамочки"

Обе женщины, о которых пойдет речь, совершили преступление. Одно страшнее другого...

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Марта открыла газету и ахнула: “Ну, вот же то, что надо!“ Симпатичных девушек приглашают на работу официантками. А что? Ведь в хорошем ресторане можно познакомиться с достойным мужчиной. Почему-то Марта была в этом убеждена - впрочем, как и все девчонки в детдоме, с которым она недавно попрощалась. Природа щедро одарила Марту красотой: черные глубокие глаза, густые ресницы и губы - пухлые, яркие... Такой же была и ее мать. Марта посмотрела на фото. Жаль, мама умерла, когда Марте едва исполнился год. А отец... О нем Марта ничего не знала. Воспитывалась в детдоме, а теперь самостоятельный человек. Главное - есть жилье, где она все устроила на свой лад, пока работала упаковщицей на складе в Новосибирске. Но склад закрыли, и работы не стало. Рассчитывать Марте было не на кого, и она принялась подыскивать новую работу.

ДУРОЧКА

На собеседование к работодательнице Марта явилась минута в минуту. Оглядев девушку, 45-летняя вальяжная и ярко накрашенная Нина Николаевна неожиданно попросила:

- Юбку подними. Не так, выше! И пуговичку на кофте расстегни пониже.

Марта, подняв юбку, обескураженно посмотрела на Нину:

- Это зачем?

Та, затянувшись сигаретой, расхохоталась:

- Из деревни, что ли? А как собираешься “заводить“ клиентов, чтоб раскошелились?

Но Марта все еще не понимала, к чему она клонит. В свои 18 она была девственницей, несмотря на детдом, где каждая вторая девушка спала с парнем.

Нина Николаевна понизила голос:

- У тебя были мужчины?

От смущения Марта залилась краской. Зато брови Нины поползли вверх, и, не удержавшись, она ласково потрепала Марту по щеке:

- Неужто девственница? Тем лучше! Первый клиент хорошо заплатит. Тысяч десять, а то и побольше.

Марта побледнела, наконец догадавшись, о каких услугах идет речь, хотела было уйти, но мысль про деньги, на которые она сразу же сможет сделать ремонт и приодеться, уже засела в мозгу. И дрожа всем телом, девушка кивнула:

- Я... согласна.

ПЕРВЫЙ

Свои первые дни в качестве официантки-проститутки 20-летняя Марта Федорчук вспоминать не хочет. И следователю Вадиму Коржавину рассказывала об этом с превеликим трудом:

- Ну да, знала... Собственно, в ресторане я и не работала. Первый раз смутно помню. Клиент был бухой, пошла с ним на квартиру, которую заранее сняла Нина, - ну, там все и случилось...

- И Нина Забродина вам заплатила обещанные десять тысяч?

Марта бледнеет, смотрит в потолок и вдруг срывается на крик:

- Ага, как же! Эта стерва с клиентов брала по две тысячи в час, а мне платила по 500 рублей в день! В первый раз только заплатила три тысячи - мол, за порушенную девственность! А то, что этот вонючий козел мне всю жизнь испортил...

О том, что она беременна, Марта догадалась не сразу. Перепугавшись, обратилась к Нине Николаевне, но та поджала губы:

- Ты что ж не предохранялась? А если СПИД?

Марта вытаращила глаза:

- Я же думала, что первый раз... Ведь больно... Как же с презиком-то?

Нина лишь вздохнула:

- Значит, так. Делаешь аборт. Я все устрою, но за это все мне отработаешь!

И после аборта Марта два месяца работала бесплатно без выходных.

НЕНАВИЖУ!

Кроме Марты в секс-притоне на Володарского работали еще пять девушек. Они почти не виделись: каждая приходила на квартиру строго по расписанию с клиентом. Этим, собственно, и руководила сутенерша Нина Николаевна Забродина.

Подходил к концу очередной месяц “службы“ Марты, но Нина не торопилась выдавать зарплату. И девушка позвонила ей сама. Они встретились.

- Чего тебе надо? - налетела на Марту “мамка“. - Денег? Думаешь, за аборт все отработала? А то, что я из-за тебя на квартире погорела, это как? Я же дни под твоих клиентов резервировала, это раз. И потом, после аборта ты еще две недели прохлаждалась! Это кто мне возместит?

Возмущению Марты не было предела:

- А вы... Ты хотела, чтобы я из-под ножа и в койку?! Гони деньги или...

Но Нина спокойно затянулась сигаретой:

- Запомни: никаких “или“. В полицию пойдешь на себя же стучать? Меня закроют, так и тебя тоже потянут, ясно? А денег не дам. Еще месяц бесплатно пахать будешь!

Марта стояла бледная, но уйти у нее не хватало духа. Да и как же? Оставить Нине такую кучу бабок? Ну уж нет! И чтобы хоть как-то сбросить напряжение, зло оглянувшись, прошептала:

- Ненавижу!

СОВЕСТЬ

А дни спешили за днями, не оставляя Марте времени для раздумий. Она тихо и тупо выполняла свою работу: вечером - ресторан, где “снимала“ клиента, оттуда - на Володарского, в секс-притон на квартире. Говорят, у проституток со временем вырабатывается особое мышление: чтобы не потерять себя, они умеют “усыплять“ совесть и заранее придумывают себе оправдание. Вот и Марта... Ведь надо же встать на ноги, надо одеваться, покупать хорошую косметику. А когда все это будет, она, конечно, бросит “работу“. К тому же Марта вот уже несколько месяцев как была влюблена в однокашника Валерку и страшно боялась, чтобы любимый не узнал, чем она занимается. Врала, что работает оператором в службе по ремонту. Валерий уговаривал пожениться, но Марта тянула. А когда он забеспокоился, может ли она иметь детей, Марта обследовалась. Тогда и узнала, что после аборта бесплодна. И это окончательно выбило ее из колеи. Она все чаще стала грубить Нине, опаздывать в ресторан, требовала денег, но с работой не порывала. Она засосала ее как болото, и теперь, казалось, выхода уже не было. Да что там! Именно в работе Марта теперь видела смысл своего существования. Ей нравилось, что мужчины полностью зависимы от нее, и на уровне инстинкта она уже давно чувствовала, как и с кем нужно себя вести. А потому была нарасхват. Огорчало лишь то, что Нина совершенно ее не ценит и зажимает деньги. В одну из ночей Марта и решилась, взяв деньги с клиента, отдать Нине лишь половину. Та, узнав, натравила на нее своих охранников, и Марту сначала избили, а потом изнасиловали. Казалось бы, после такого она должна была либо сдать начальницу, либо уйти, но Марта решила по-другому.

РАСПРАВА

- Гони деньги! - застав Нину “на хате“, Марта приставила к ее горлу кухонный нож, который взяла тут же на кухне. Нина взвизгнула:

- Обалдела!

Но поняв, что шутки кончились, отсчитала сумму.

Это было ровно на 30 тысяч меньше, чем рассчитывала Марта. Значит, подлая “мамка“ опять ее подставила? И так будет продолжаться до бесконечности?!

Нет, в тот момент, когда Марта, изловчившись, нанесла удар ножом Нине, она не думала ни о чем. Ей казалось, что она борется за справедливость, отстаивает себя. И если не так, то как иначе?

Зажав рану на плече, Нина, бледнея, в упор смотрела на Марту и вдруг отчетливо по слогам произнесла:

- Я все равно не дам тебе денег, ясно? А это... это... ты... отработаешь, тварь!

- И вы бросились к Забродиной и стали наносить ей удары ножом? - допытывался у Марты следователь. Но она твердила одно:

- Не помню. Не помню...

Она и правда с трудом могла вспомнить, как, остервенев от упрямства “мамки“, стала наносить ей удары ножом один за другим, пока Нина не осела на пол и не затихла навсегда. После этого, схватив ее сумку, Марта забрала из нее 28 тысяч и скрылась.

* * *

Марту Федорчук взяли в тот же день. Отпираться она не стала, тем более что экспертиза обнаружила на теле “мамки“ Забродиной 70 (!) ножевых ранений, нанесенных рукой Марты. Суд назначил ей десять лет колонии. Сегодня заключенная Федорчук - одна из самых законопослушных зэчек: участвует в мероприятиях, поет в художественной самодеятельности. Но даже близкие подруги по колонии не знают правды о ее прошлой жизни.

Мария Рождественская

Благодарим за помощь в подготовке материала следователя Новосибирского ОВД Вадима Коржавина.




НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы

Вернисаж

С-И
s-info