s-info

Игры богов

"Чего хочет женщина - того хочет Бог" - гласит древняя поговорка. Вот и стараются мужики угодить своим избранницам, забывая, что нередко за капризами подруг стоит не Господь, а дьявол...

Неземные наслаждения

Поцелуй

Руки Томми Бартона гладили ее тело, зарывались в волосы, ласкали шею. Девушка горела огнем, ее влажные губы обжигали, поцелуи посылали в мозг импульсы наслаждения. Руки Иезавель Монтгомери не отрывались от него: внезапно налетевший вихрь страсти припечатал их к каменной колонне старого моста.

А ведь десятью минутами раньше он, шестнадцатилетний парень, возвращался с тренировки по баскетболу, думая, чем заняться предстоящим воскресным вечером. Потом увидел ее, пятнадцатилетнюю богиню, привалившуюся спиной к серым камням старого моста, перекинутого через Редингтон-Крик. Не прошло и недели, как Иезавель Монтгомери переехала в их город, но она уже безраздельно владела вниманием всех парней. Длинные белокурые волосы, золотистый загар, сочные губы взбудоражили молодняк. Все его друзья пытались подкатиться к ней. Она их отшила, но очень уж хитро: у каждого сложилось впечатление, что еще не все потеряно. Иезавель принадлежала к тем девушкам, которые знали, что от одного взгляда на их прелести у парней начинают течь слюни, и умело этим пользовались.

"Она мне не пара, - думал Томми в первые дни. - Куда мне до нее". Эти мысли, как отрезало, когда девушка позвала Бартона, стоя на мосту, и впилась яростным поцелуем в его губы.

В силу своей застенчивости Томми сторонился девушек, но Иезавель захватила его врасплох, не позволила увильнуть. Целоваться Бартон, конечно же, не умел, но стараниями ее мягких, сладострастных губ, рук, которые касались и поглаживали его там, где никто раньше не касался и не поглаживал, он быстро набирался опыта.

На мгновение, чтобы отдышаться, они оторвались друг от друга, и парень заглянул ей в глаза. Иезавель вновь провела рукой по джинсам Томми, и его глаза раскрылись во всю ширь, воздух шумно рванулся из груди. Парочка вновь принялась целоваться. Томми не решался прикоснуться к ней, пока Иезавель сама не направила его руки. Каким же мягким на ощупь было ее тело, с восхитительными округлостями в нужных местах. А сладость губ он не мог описать словами. Импульсы наслаждения так и взрывались в мозгу, и Томми надеялся, что этот экстаз будет длиться вечно.

Девушка и парень

Внезапно до него дошло, что они проделывают все это на глазах всего города, аккурат перед универсальным магазином, в котором по воскресеньям полно покупателей. На одно-единственное мгновение, на долю секунды, Томми заколебался, вспомнив, что заниматься этим негоже, тем более с практически незнакомой девушкой, но ее божественные поцелуи вышибли из головы все мысли.

Иезавель оторвалась от его губ, прошлась языком по щеке, шее, с силой прижалась к нему всем телом. Обеими руками схватила голову, и несколько секунд они стояли, тяжело дыша, глядя друг другу в глаза. Бартон уже собрался что-то сказать, чтобы заполнить возникшую паузу, но Иезавель приложила палец к губам классическим жестом: "Помолчи", - а потом чуть коснулась его губ своими. Они опять целовались, и Томми задавался вопросом, ну почему эта девушка так поздно вошла в его жизнь.

Потом Иезавель отстранилась, всего лишь на дюйм, и ее сладкое дыхание ветерком обдуло его лицо. Томми жадно всасывал в себя воздух, выходящий из ее рта, наслаждаясь ни с чем ни сравнимым вкусом этой сладости. Девушка чуть шевельнулась, лишь для того, чтобы парень почувствовал, упругость ее грудей, перекатывающихся под тонкой блузкой. Тут же ощутила реакцию Томми и улыбнулась. Блеск ее глаз обещал ему все новые и новые наслаждения.

Рискованное дело

Он попытался вновь поцеловать ее, но Иезавель увернулась. Уперлась обеими руками ему в грудь, движением головы, таким сексуальным, что у Томми вновь перехватило дыхание, отбросила волосы с лица. Затем чуть повернула голову, чтобы он увидел нежную кожу шеи в просветах между белокурыми прядями. Молодой человек шумно вдохнул. Для этой девушки он сделал бы все, что угодно.

- Мне хочется пить, Томми, - она бросила взгляд на универсальный магазин. - Может быть, принесешь мне что-нибудь?

- Конечно, конечно, Иезавель, - пробормотал Томми Бартон и начал лихорадочно ощупывать карманы. - Только у меня нет денег.

Иезавель наклонилась, коснулась губами его щеки.

Блондинка

- Тебе не нужны деньги, - услышал он ее шепот, почувствовал ухом тепло губ. - Просто принеси мне что-нибудь холодное и, пожалуй, что-нибудь сладенькое. А потом мы пойдем в кусты, где никто не сможет увидеть, чем мы будем там заниматься.

У Томми мелькнула мысль о том, что он не сможет украсть в универсальном магазине, на глазах мистера Джонсона бутылку газировки и шоколадный батончик. Но девушка ослепила его улыбкой, вновь прижалась всем телом.

- Что-нибудь попить и сладенькое, Томми, а потом мы сможем продолжить.

- Да, конечно, Иезавель, - ответил юноша, которому показалось, что во всем мире он остался один-одинешенек.

- Только смотри, чтобы хозяин не поймал тебя, Томми Бартон, - хихикнула Иезавель. - Я слышала, мистер Джонсон и его дробовик не жалуют воров, заглядывающих в магазин.

Томми кивнул, понимая, о чем она толкует. В прошлый четверг мистера Джонсона ограбили заезжие "гастролеры", и тот поклялся пристрелить любого безмозглого идиота, который попытается что-то украсть из его магазина. Сама же Иезавель глубоко вдохнула, выпрямилась в полный рост и развела плечи, отчего груди едва не порвали тонкую материю блузки. Томми развернулся и побежал к "Универсальному магазину".

Проигранный поединок

Как только он скрылся за дверью, девушка тряхнула волосами и привалилась к каменной колонне. У ее ног зашуршала трава, Иезавель повернула голову и встретилась взглядом с маленькой зеленой черепашкой.

- Что я вижу, Люцифер, - сказала черепашка. - Опять прикидываешься молоденькой девушкой?

- А, Иегова, - с губ Иезавель сорвался соблазнительный вздох. - А ты нынче изображаешь черепашьего бога, не так ли?

Девушка с черепахой

- Это один из способов все видеть, оставаясь незаметным, Люцифер, - ответила черепашка. - Не в пример твоим грубым методам. Соблазнять юношу у всех на виду в воскресенье! Так примитивно!

- Выбирай слова, черепаха, а не то я размажу тебя по земле, - резкий, злобный голос вырвался изо рта юной красавицы-блондинки.

- Вряд ли у тебя что-нибудь получится, - в ответе слышалась такая сила, что даже Люцифер подался назад. - Ты хочешь довести эту игру до конца?

Иезавель повернулась к универсальному магазину, ее губы изогнулись в улыбке.

- Конечно, - голос вновь стал обольстительнонежным. - Иначе чего мне здесь делать?

- Действительно, чего... - пробормотала черепаха.

В этот миг из универсального магазина донесся грохот, крики, шум борьбы. Глаза Иезавель восторженно сверкнули.

- Ты не собираешься вмешиваться, Иегова? - спросила она.

Черепаха покачала головой, когда в магазине прогремели выстрелы. Потом раздался жуткий крик.

- Он уже твой, Люцифер. Я бессилен ему помочь.

Иезавель Монтгомери громко рассмеялась, когда Томми Бартон вывалился из универсального магазина, в крови и с дробовиком, который вырвал из рук мистера Джонсона. На секунду застыл, отбросил дробовик и побежал к смеющейся девушке. Из-под ремня джинсов торчали бутылка газировки и шоколадный батончик. Когда расстояние между ними сократилось наполовину, Иезавель Монгтомери начала расстегивать блузку, бросила последний взгляд на черепаху.

- Мне пора идти, Иегова, - она сексуально облизала губы. - Один из моих людей хорошо послужил мне и теперь получит вознаграждение.

Шон Мадисон. Перевел с английского Виктор Вебер




Новый номер
Новый номер
Загрузка...
НТВ о нас
НТВ о нас
Сплошные приколы

Вернисаж

С-И
s-info
Ðåéòèíã@Mail.ru