s-info

Чистая и голая правда

стриптиз

Синдром хорошистки

Даже не знаю, как тебе рассказать... Попробую, надо же с этим разобраться. А знаешь, в чем моя проблема? По жизни? У меня синдром хорошистки. Объясняю. Я третий ребенок в семье, старшие - братья. Мама только ими и занималась: один хулиганистым рос, шило в одном месте, так она с ним проблем поимела выше крыши. А другой, помладше, тихоня и рохля, к тому же болезненный, учился еле-еле - тоже морока. А я нормальная, послушная, исполнительная. В школе крепкие четверки, там на меня никто внимания не обращал. Выросла, опять середнячок - не красавица и не уродка, далеко не лучшие парни ко мне клеились. Совсем не те, на которых сама западала. А самой о себе погромче заявить смелости не хватало. Как и на работе потом. Обидно - не то слово!

ночной клуб

И вот месяца два назад пошла я с компанией в ночной клуб "Голая правда". У них фишка в том, что любой гость может выйти к шесту и выдать стриптиз по своему усмотрению, это хозяева даже приветствуют. То есть обнародуй с помощью движений и обнажений всю о себе правду, если, конечно, пороху хватит. А что? Весело, такие чумовые бывают танцы - обалдеть. Смотрела я на выступающих и понимала, что они - как и я сама. Большей частью незамеченные, непризнанные, недолюбленные. У них, может, это единственный способ сказать о себе во весь голос: я не хуже других, смотрите и восхищайтесь! Некоторые девочки, очень даже ничего, выходили к шесту, да и юноши тоже. Но мне совсем другой парень понравился. Охранник, он в дверях стоял, в черной форме. Не красавец, но такой крепкий, ладный, лицо хорошее. Я все на него поглядывала, а он вообще без эмоций. Видно, так положено - смотреть на все происходящее, порядок обеспечивать, но без комментариев. И чем больше я на него смотрела, тем больше он мне нравился. А подойти и заговорить не могу. Дурища, там же все неформально, я аж задыхаться начинала, когда представляла, что к нему подхожу. Так и ушла в тот раз ни с чем и потом все о нем думала.

К выходным уговорила друзей опять в "Голую правду" пойти. Он опять на посту. Все такой же холодный и загадочный. За вечер я издергалась вся, шею вывернула, но опять не решилась заговорить. А он если и посмотрит на меня, то как на всех, ни один мускул на лице не дрогнет. Опять ушла ни с чем. В общем, таскала друзей в эту "Правду" раз пять, и все из-за охранника. Имя его узнала - Владимир, но ничего больше - непробиваемый вариант. И вот вчера дошла до крайней точки кипения. Ведь надо же что-то делать?!

Держись, перец!

Стриптизерша

Выпила прилично шампанского и пошла к шесту. Ну, думаю, смотри, любимый, как я могу. Я же бальными танцами занималась, тоже в хорошистках ходила. На меня тренеры ставку не делали, я и бросила. Но тело-то у меня тренированное, много чего умеет. Я и рассчитывала хоть так внимание Володечки привлечь. Джинсы и блузку сняла еще до подиума, осталась в кружевных черных трусиках и лифчике. Бешеных денег, между прочим, стоят. Подошла в таком прикиде к шесту, посмотрела на Володю - он ноль внимания. Тут музыка заиграла, сначала медленно, и я медленно начала вокруг пилона кружиться. Ножка - туда, ножка - сюда, ручки, как крылья, летают. Потом музыка побыстрее, и я в том же темпе. Вижу, все к подиуму собираться начинают - значит, нравится, хорошо работаю. Мне это, конечно, куража добавило, а Володя опять в пустоту смотрит. Ну, говорю себе, держись, перец! И начала в ритме танца лифчик снимать. Сняла, швырнула его в сторону поста охранника, но его какой-то чел на лету поймал. А я давай выделываться по-настоящему. Чувствую, как моя грудь тяжеленько так подскакивает, волнуется - танцует вместе со мной, а вроде бы сама по себе. Офигительно сексуально, сама чувствую, и завожусь от этого все больше и больше. Мужики со всего зала уже в первом ряду толкутся, деньги мне в трусики норовят сунуть, а я уворачиваюсь и все на Вовчика посматриваю - а он опять мимо меня.

Администратор вышел, встал рядом со сценой. Моя компания улюлюкает, визжит - они же от меня такого не ожидали. Им и в голову не приходило, что у меня грудь номер четыре, без всякого силикона. Что бедра ладные и ноги длинные. Привыкли, что я, скромница, не высовываюсь никогда, а тут такой фейерверк. Музыка стала затихать, а цели я своей не добилась - страж порядка на меня так и не обратил внимания. И тут во мне взыграло ретивое. Так моя бабушка говорила, когда я в детстве после невыносимо хорошего поведения начинала чудить и беситься. Она мне разрешала все, никогда не ругала - понимала, что всякому ребенку, даже самому беспроблемному, разрядка нужна.

Если утром вернусь

Ну, так вот, музыка затихает, а я отступать не собиралась. Махнула музыкантам, чтобы продолжали. Они на администратора: мол, что делать? Он им машет - продолжайте, и внимательно на меня смотрит, оценивает. Тут уж я совсем разошлась, и так-к-кое шоу у шеста выдала! Даже трусики начала потихонечку скатывать вниз, если, думаю, не посмотришь на меня - сниму и без трусов к тебе на шею брошусь. Настоящее отчаяние на меня нашло, на все что угодно могла решиться. Когда мои нижние кружева в узенькую полосочку скатались, вижу, зрители в экстаз начали впадать, особенно парни - завела их по-взрослому. А администратор, наоборот, заволновался, у них танцы без трусов не разрешались. И махнул музыкантам, чтобы заканчивали. Они закончили, я стою на подиуме - вся влажная, разгоряченная, мужики ко мне ручонки тянут, что-то кричат. Я тут опять на Володю посмотрела, и вдруг вижу: он бледный стоит как смерть, а в глазах слезы блестят на свету. Я обалдела, честное слово. Даже испугалась. Оделась быстренько и к нему. А он, не глядя на меня, говорит:

- Нельзя, понимаешь, нельзя женщине свое тело всем подряд показывать. Нельзя... - И, чувствую, не может говорить от слез.

- Так я же хотела не всем подряд, я только тебе хотела, а ты на меня внимания не обращаешь, вот меня и понесло, - оправдываюсь и сама не понимаю почему. Он мне кто, моралист этот? Но продолжаю: - Тебе же понравилось, ведь понравилось? Чего же ты мне тут нотации читаешь?

- Понравилось, - говорит, - красиво танцуешь. И вообще ты красивая. Я тебя давно заметил, ты не такая, как остальные здесь. И вдруг нагишом, у шеста... Уходи, я на службе, нам с гостями не положено разговаривать, если не по делу.

Отвернулся и опять захлопнулся в себе. Тут уж меня понесло.

- Дурак, - кричу ему, - солдафон тупой! Я из-за тебя трусы снимаю при всем народе, чтобы ты в мою сторону башку повернул, а ты мне про мораль!

Ну, у меня слезы, истерика, и я прямиком в туалет. Стою у раковины, холодную воду на лицо лью - пытаюсь успокоиться. Подходит ко мне барменша, взрослая уже тетенька, и говорит:

- Ты на Вовку не обижайся, он парень хороший, только несчастливый. Его жена бросила, оставила ему дочку маленькую и с каким-то продюсером укатила стриптиз танцевать по стране. Его можно понять...

У меня в момент слезы высохли.

- А дочка? - спрашиваю. - Как же он справляется?

- Он к нам и пришел работать, чтобы по ночам, а днем - с ней. Она болеет часто, в садик нельзя. Ночью - с бабушкой. Не поверишь - с тещей, с матерью жены. Она хоть и работает еще, но их не бросает.

Я барменшу чуть не расцеловала и пошла домой. До утра проревела - от обиды, от стыда, от жалости к Володе и его дочке. И к себе, конечно. Днем отоспалась, и вот теперь собираюсь в "Голую правду". Надо мне с ним поговорить по-человечески, может, ему помощь нужна. Я бы с удовольствием. Представляю, какая у него девочка славная. Как думаешь, я ей понравлюсь? Ну, чего молчишь, зеркало? Только тебе и могу рассказать про свои дела, а ты молчишь. Ладно, пора мне, утром поговорим. Если вернусь.

Алина Рощина


ФИГАРО Увеличить фаллос - РЕАЛЬНО
НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы
Средство для увеличения потенции Аппилл

Вернисаж

С-И
Ситосан
Энтис спрей
Препарат Секстайм
Крем для увеличения груди pushap
s-info