s-info

Небо в алмазах

Эротический рассказ. Небо в алмазах

Что это было?

"Вот какое же оно, это самое женское счастье? - Соня впервые озадачилась этим вопросом, поскольку до последнего часа была абсолютно уверена в ответе: дети, любящий муж, дом - полная чаша - вот, собственно, и все, что должно сделать женщину счастливой. - И что мне после всего этого делать?"

Соня посмотрела на раскинувшегося рядом с ней Степана - такого большого, такого мощного, что она сама себе показалась девушкой Кинг-Конга. Соня дотронулась до его плеча - накачанные мышцы словно и не заметили ее прикосновения. Зато сам Степан заметил: взял ее руку и бесцеремонно положил себе пониже живота. И тут опять началось... Соня напряглась вся, холодная дрожь пробежала по телу, даже дурнота подступила к горлу - так захотелось опять увидеть это бездонное небо в дивной яркости всполохах, которые набегавшие из ее самых потаенных уголков огненные волны собирали в один огромный алмаз. И чтобы эта горящая звезда от очередной, самой сильной волны рассыпалась на миллионы мелких драгоценных звездочек, освобождая Соню от напряжения, которое, казалось, вот-вот разорвет ее тело.

Когда алмазы исчезли и дыхание выровнялось, она спросила Степана:

- А что это было-то?

- Как что? Оргазм, обычное дело, - вытаращил на нее глаза Степан. - А что, хозяин тебя такими штуками не балует? - Он уж было собрался ехидно пройтись по этой теме, но поостерегся: Соня давно научилась отыгрывать хозяйку одним взглядом.

Вот тогда-то Соня и задумалась о сущности женского счастья. И тут опять под ее ладонью началась такая бурная жизнь, что уже и ладони ее не хватало, и хозяйской холодности смотреть на восставшее достоинство - тоже. Все повторилось: и темная бездна под плотно сомкнутыми Сониными веками, усыпанная драгоценными звездами, и напряжение сверх ее сил, и сладостное освобождение.

- Уходи теперь, - почти приказала Соня. - И забудь обо всем, а то...

- А то что? - поднялся во весь рост Степан, и Соня, смутившись, проглотила угрозу. - Ладно, забыл уже.

Соня согласно кивнула, хотя и кольнула ее обида, что так легко Степан согласился забыть об этой их нечаянной любви. Она давно приметила, что Степан, приставленный мужем охранять их загородный дом, посматривает на нее с интересом. Даже, она бы сказала, не просто с интересом, а с желанием. Конечно, делала вид, что не замечает ничего, а у самой от его взглядов ныло внизу живота, щеки вспыхивали и пальчики холодели. И вот сегодня она после бассейна прошла на крытую веранду, чтобы спрятаться от зноя, сняла купальник и легла на ковер обсохнуть, отдохнуть, вздремнуть, может быть. А в дверях - Степан! Она приподнялась на локотках, собралась было вскрикнуть, но Степан спокойно так сказал:

- Не надо, нет никого в доме, - и молнией скинул шорты и майку.

Соня и не сопротивлялась.

Недолго думая

Когда Максим предложил выйти за него замуж, она попросила время "на подумать", но думала совсем недолго - минут пять после того, как он ушел. А чего тут думать? Соня знала Максима давно, лет с двенадцати. Он тогда первый раз приехал в их город погостить у тетки, которая жила в соседнем доме. Студент, красавец, москвич - Соня смотрела на него с восторгом и обожанием, и ему эта кареглазая девчушка сразу понравилась. Он ей даже сказал тогда: "Подрастешь - женюсь на тебе". Соня хихикнула по-девчоночьи, но про обещание не забыла, затаила надежду.

С того лета Максим каждый год приезжал к тетке, да по нескольку раз, и все внимательней поглядывал на взрослеющую соседку. Соня не просто взрослела - расцветала, хорошела, наливалась молодыми соками, будоражащими всех парней, кто встречался с ней взглядом. Да еще умненькой уродилась, что при такой красоте было совсем необязательно, но уж так распорядилась природа. А Максим и вправду готовил Соню себе в жены, потому как решил, что женится только на красавице, но при этом девственнице. Не мог быть вторым, третьим или очередным, только - первым, и так во всем.

К той весне, когда Соня получила школьный аттестат и сразу же - предложение руки и сердца, Максим уже входил в обойму самых перспективных менеджеров крупной газовой компании. К должности много чего прилагалось, и помимо всего - приличных размеров клочок земли в паре километров от МКАД, где в скором времени должно было вырасти их с Соней семейное гнездышко.

Соня об ожидающих ее столичных благах не знала - Максим не хвастался, - но чувствовала, что хуже, чем в их захолустном городишке, ей под Максимовым крылом не будет. Может, и в институт удастся поступить - например, в МГУ на филфак (от этой мысли у нее замирало сердце). О любви к Максиму она как-то не думала. Странно, но к своим восемнадцати годам Соня ни разу не влюбилась, никто ее сердце не тронул. А без этого целоваться, только чтобы выглядеть не хуже подружек, ей и в голову не приходило.

Брак зарегистрировали по месту жительства невесты. И свадьбу сыграли - не сильно пышную, но достойную. Мама плакала, собирая Сонины вещи, отец хмурился и молчал: оба понимали, что так будет лучше, но сердце ныло, противилось скорой разлуке. А в Москве готовилось венчание и настоящее торжество, на которое родителей жены Максим не позвал.

На вокзале, якобы случайно, Максим забыл чемодан с Сониными нарядами. И сразу же повез жену по магазинам покупать новые, по своему вкусу - не скупился, выбирал с умом и знанием дела. Соня была счастлива.

Счастлив был и Максим: Соня сберегла для него свою чистоту. Ему даже показалась, что и целоваться она училась в его объятиях - губы неловкие, напряженные. И в постели стеснялась, зажималась, все норовила заслонить от его жадных губ и распутных рук свою наготу. А он радовался: ведь именно об этом и мечтал - чтобы сам всему обучил жену, чтобы приняла она его вкусы и причуды как должное. Он-то женщин много повидал и знал, какими они бывают властными в постели - ему такая жена даром не нужна. А что холодна, так это временно - не поняла еще своего счастья, не распробовала любовь, освоится.

Соня проснулась!

Она и вправду ничего не поняла и никакой радости в постели не испытывала. Смирилась. За все в этой жизни приходится платить, говорила ей мама, наставляя дочку перед отъ-ездом - вот она и платила. За наряды - подружки поумирали бы от зависти! - за роскошную машину, в которую Максим усаживал ее как королеву, за весь столичный блеск и красоту Соня платила честно и сполна, хотя никак не могла понять, почему по поводу секса столько восторгов. Мужчины, может, и вправду получают удовольствие - она видела это по Максиму, а вот какая женщинам от него радость? Да особенно и не старалась разобраться, ее и так все устраивало. До того полуденного отдыха со Степаном. Лучше бы и не видеть ей этих алмазов - с Максимом-то ни горячей волны, ни бездонного неба в драгоценных всполохах. Как ей теперь с мужем быть?

В тот день Максим вернулся раньше обычного и набросился на нее, словно не видел вечность. Степан, случайно ставший свидетелем этого, усмехнулся и вышел за дверь, отчего Соня зарделась до самой шеи. То ли от стыда за измену, то ли не остыв до конца от Степановых ласк, потянулась к Максиму, раскинулась испанской махой и приняла его с радостью. Ритм уловила, подчинилась его воле со страстью, чем несказанно удивила мужа. А уж когда под сомкнутыми от напряжения веками распахнулась вдруг бездонная темнота, усыпанная драгоценными звездами, и Соня вскрикнула раненой птицей, затрепетала под его тяжестью, Максим аж всхлипнул от радости.

- На-ко-онец-то, - буквально пропел он звенящим от счастья голосом. - Проснулась, девочка моя! Разбудил я тебя, молодец, иначе и быть не могло.

Соня смущенно уткнулась мужу в плечо и тихонечко засмеялась, чтобы он не заметил: совсем не ты, милый, разбудил во мне женщину, но ведь это неважно. Максим был доволен собой еще пуще обычного. "Завтра же брошу эту рыжую Лёльку. Хватит, оставлю ей квартирку - и прости-прощай. Соня же проснулась, девочка моя, - Максим с умилением посмотрел на жену. - Хотя жаль... уж больно хороша, рыжая чертовка".

Алина Рощина


ФИГАРО™ Увеличить фаллос - РЕАЛЬНО
НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер

Вернисаж

С-И
s-info
Rambler's Top100 Rambler's Top100 TopList