s-info

Пробка: Дежавю

Разговор девушек. эротический рассказ

Постоянное непостоянство

- Ну вот, опять! И опять из-за синей "Мазды", только теперь урод за баранкой, а тогда девица, расфуфыренная. Помнишь? Год назад мы с тобой на этом самом переезде часа полтора торчали. Дежавю, честное слово. Кстати, я тебе и тогда про Сэма, Виктора Самойлова в миру, тарахтела, про наши с ним удивительные в своем непостоянстве отношения. Мы же с тобой с тех пор не виделись… Так вот с тех пор ничего не изменилось, в смысле непостоянства. Сэм тогда мне эсэмэску прислал, чтобы я за него замуж выходила, что он сына хочет - помнишь? А ведь я повелась как дура. Хотя… Дура не дура, какая разница, если я без него жить не могу. Мы и вправду поженились, расписались. Извини, на свадьбу не пригласила, но не было никакой свадьбы - посидели вдвоем в ресторане и пошли домой, сына делать. Я надеялась, что Сэм перебесился. Ни фига! Горбатого, как известно, только могилой можно исправить, а Сэм, просто уверена, и на том свете найдет себе какую-нибудь молоденькую новопреставленную. Конечно, его забеги не сразу начались, понежил он меня своей верностью месяца три, а потом, как всегда, пропадать стал. Но я же девушка ученая, поэтому на выяснение отношений не нарывалась. Он после таких отлучек день-два-три просто шелковый, душка, сама нежность. А потом опять. Наконец не выдержала. Насть, ты не уснула, случаем?

- Нет, что ты! Слушаю внимательно, рассказывай.

Настя смотрела в окно - грустный пейзаж, грустный рассказ подруги, а на душе у нее теплой уютной кошечкой свернулось имя - Армен.

Роман со страстями

Он сам ей позвонил, хотел узнать, куда пропала его невеста - ее закадычная подружка. В самом деле: жили люди вместе, жениться собирались, а она взяла и пропала. Как сгинула. Армен же не знал, что встретилась ему девушка непредсказуемая, взрывная - Пробка, одним словом. Какое счастье, что она успела ее с Арменом познакомить, что телефонами обменялись. Настя после прошлогоднего стояния на переезде сама хотела Армену позвонить - очень он ей по рассказам подруги понравился, да все не решалась, а тут его звонок.

Встретились, проговорили весь вечер. Настя про беглую невесту слова дурного не сказала, но и надежды Армену не оставила. Сказала, что та любит другого. А когда узнал, что ее Пробкой в школе звали, насупился и замотал головой - мол, мне бы чего поровнее, поспокойнее. Расстались за полночь, Армен ушел чернее ночи. А через пару дней опять позвонил, пригласил в ресторан, потом к себе. Как тогда Пробка сказала? Пока мужика в постели не попробуешь, говорить не о чем.

Армен оказался мужиком что надо. Но Насте думалось, что с ней он от отчаяния, чтобы отомстить Пробке за свою обиду. И решила больше не встречаться. Так он ее адрес нашел, приехал, когда она перестала на его звонки отвечать. Сердце на пол упало, когда его увидела…

- Точно не спишь? - Пробка скосила глаза на Настю.

- Рассказывай! Под такой роман со страстями разве уснешь? - Настя улыбнулась подруге и поправила ремень безопасности.

Мама дорогая

- Ну, ладно, слушай. В общем, взорвалась. Сам замуж звал, говорил, что любишь, что сына хочешь. А сам бегаешь за каждой юбкой, как кобель приблудный. Что я еще должна сделать, чтобы тебя удержать? А он мне: не надо ничего делать и удерживать меня не надо – бесполезно. Я тебя в самом деле люблю и сына хочу. Я вообще обалдела. Сто раз Армена вспомнила - жила бы с ним как у Христа за пазухой. Но чего теперь локти кусать… Может, говорю Сэму, тебе врачу показаться? Может, у тебя психологическая травма, детская, некомпенсированная? Он аж побледнел, когда я про травму сказала. Что, спрашиваю, угадала? Сэм никогда ни про свое детство не рассказывал, ни про семью. Я опять с вопросами, а он молчит. Почти сутки со мной не разговаривал. Потом говорит: "Никому я этого не рассказывал… Про отца ничего не знаю. Мать много работала, чтобы меня прокормить. Когда я подрос и мог один оставаться, она часто в ночную смену уходила - говорила, так больше платят. Где работает, не говорила, а я не спрашивал. Мне семнадцать было, когда мать привела молоденькую, хорошенькую девушку, Милочку. Картинка! Я, конечно, влюбился в нее. Когда мать в ночную уходила, Милочка у меня оставалась. Она старше была года на три, не девушка уже, опытная. Тогда я на это внимания не обратил, даже радовался - всему меня научила. Совсем голову от любви к ней потерял. Если не видел ее день голой, с ума сходил. И вот как-то, истомившись, пошел к ней без предупреждения. Она жила на другом конце города. Вхожу, открываю дверь в ее комнату, а моя Милочка раскинулась на постели в чем мать родила, а на ней толстый старый мужик. Стою как парализованный, а Милочка кричит мне: "Закрой дверь с той стороны!" Ну я закрыл. Дома у матери спрашиваю: "Ты знала про Милочку?" - "Конечно, - говорит, - знала, она же у меня работает. А тебе пора с женщиной познакомиться, не онанизмом же заниматься. Вот я и велела тобой заняться". Стою перед матерью и ничего понять не могу. "А ты, - спрашиваю, - кем, собственно, работаешь, мама дорогая?" - "Неужели, сынок, ты до сих пор не понял?" И сидит передо мной в кресле - сильная, красивая, наглая, в лифчике и трусах. И ничуть не смущается меня, взрослого уже парня. "Кем я могу работать, - спрашивает, - чтобы тебя и себя прокормить, если у меня ни образования, ни профессии, только мордочка смазливая, сиськи большие да задница, как орех? Сама-то я от активной практики отхожу потихоньку - возраст. Зато такие вот Милочки у меня вкалывают по полной программе. А что тут такого - работа как работа, не хуже других. И не вздумай меня стыдиться, ты за счет моего передка семнадцать лет безбедно живешь и дальше будешь, если правильно станешь себя вести". - "Кто мой отец?" - спрашиваю. А она смеется: "Да кто ж его знает? Несчастный случай, издержки контрацепции или просто забыла презерватив на клиента надеть - не помню. Да ты не волнуйся, я только с хорошими мужиками дело имела, с трезвыми и чистыми. То-то ты у меня такой красавчик получился и не дурак". В общем, как только аттестат получил, я от матери уехал в другой город. В ресторанах лабал вечерами, а днем учился. А что касается женщин… Они для меня все как моя мать и как та Милочка. Мне им всем хочется сделать больно, очень больно, как мне тогда было". Я дыхание перевела и спрашиваю: "И чтобы мне больно?" - "Нет, - говорит, - тебе больно делать не хочу, но по-другому уже не смогу. Сломался я тогда, на всю жизнь. Так что решай, мол, сама…"

Говорить больше не хотелось

- И что ты решила? - У Насти от такого поворота голова пошла кругом.

- Не знаю. Он мне это два дня назад сказал. Жалко его - такая мамаша, себя жалко. И вообще… Ну, а ты-то как?

- Хочу тебя на свадьбу пригласить, придешь? - Настя протянула конверт.

- Клево! Конечно, приду. А я жениха знаю?

- Знаешь. Армен, тот самый… - Насте очень хотелось посмотреть подруге в глаза, но взгляд нечаянно упал на ее живот, почти достающий до руля. В этот момент открыли переезд. Пробка ожила, зашуршала шинами, набирая скорость. Говорить подругам больше не хотелось.

Алина Рощина


ФИГАРО™ Увеличить фаллос - РЕАЛЬНО
НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер

Вернисаж

С-И
s-info