s-info

Гости с севера

Эротический рассказ.

Образцовая жена

Сколько она себя помнила, с самого детства Лидочка мечтала стать образцовой женой. Родители часто ссорились, Лидочка всегда была на папиной стороне и своим детским разумением во всем обвиняла маму. Папа был красивым, щедрым и ласковым, а мама - строгой и требовательной, потому они и не ладили. Подрастая и делая выводы, Лидочка дала себе слово не повторять мамины ошибки.

Как только Валерка сделал ей предложение, Лидочка с радостью согласилась. Ей едва исполнилось восемнадцать, Валерка вернулся из армии - красивая молодая пара, все радовались, подружки завидовали. Странно, но Лидочку никто не спрашивал, любит ли она мужа, даже он сам. А если бы вдруг спросили, она бы и не знала, что ответить. Как-то не думала про любовь - в ее семье никогда это слово не употребляли, и потому она не соотносила эти пустые для нее звуки с семейным благополучием. Готовить, стирать и ухаживать за квартирой она научилась еще в отчем доме, потому как мама не сильно заморачивалась на этот счет, а Лидочка любила порядок и вкусную еду - как папа. Еще она давно поняла, что образцовая жена всегда должна хорошо выглядеть, особенно дома, рядом с мужем. Вечерами она дефилировала перед Валерочкой в нарядном платье и туфельках на каблучках. А в спальню впархивала в кружевном пеньюаре и ночнушке такой красоты, что даже жалко было снимать. Но она снимала, и даже с энтузиазмом, поскольку мужу удалось пробудить в ней интерес к супружеской близости. Только как-то у Лидочки не состыковались два эти понятия - любовь и секс; секс для нее был ощутим и приятен, а вот любовь... Когда раздумья о любви вдруг овладевали Лидочкиной головкой, она ненадолго впадала в оцепенение, поскольку никак не могла уловить сути понятия, потом пожимала плечами и жила дальше.

Совсем не грубый!

В положенный срок Лидочка родила сынишку, которого из благодарности к мужу нарекла Валерием. И тут случилось непредвиденное. Валерочка-старший исчез. После работы не вернулся домой, а телефон сообщал, что абонент находится вне зоны доступа сети. Лидочка обзвонила милицию, ДПС, больницы и морги - нигде Валерий не значился. Утром Лидочка бросилась на мужнину работу, где узнала, что он оформил отпуск на неделю. Ровно через неделю Валерий объявился со словами:

- Я тебя не люблю, да и ты меня, чего уж... А ее люблю, очень. На развод подам сам.

Лидочка ахнула, но, оставаясь в образе образцовой, скандалить и бить посуду не стала - некрасиво и перед соседями стыдно. Расстались, как говорится, цивилизованно. Валерий ушел к любимой, оставив Лидочке и сыну двухкомнатную квартиру. "Благородно", - решила она и стала обдумывать свою будущую жизнь.

Думать долго не пришлось, свалилось новое несчастье: у Валерика обнаружили астму. Пришлось брать отпуск за свой счет - таким тяжелым было состояние мальчика. В больнице, где Лидочка работала медсестрой, вошли в положение и отпуск дали. Но где этот "свой счет", если, кроме алиментов, рассчитывать не на что? А алименты - грошовые, в той семье тоже ребенок. На выручку пришла подруга:

- У тебя же две комнаты, так пусти в одну командированного. К мужу в контору приехал с Севера, а с гостиницами - сама знаешь... На недельку, может, на две. Он тебе хорошо заплатит, не сомневайся.

Выбора у Лидочки не было. Перевезла сынишкину кроватку в свою комнату, в той все прибрала, постель застелила, цветочки в вазу воткнула, ужин приготовила.

Мужчина оказался видный, хотя и грубоватый на первый взгляд. "С Севера же", - объяснила себе Лидочка и рассыпалась в гостеприимстве. Квартиранту по имени Иван у Лидочки понравилось. И ей понравилось, что в доме опять запахло мужчиной. На второй вечер, когда Валерик, накормленный и напоенный положенными лекарствами, крепко спал, Лидочка с Иваном засиделись на кухне за бутылочкой красного вина. Он рассказывал о Севере, она внимала всем своим существом, потому как дальше своего городка никуда еще не выезжала. И так ей было интересно в том новом для нее мире, что рисовал этот большой и совсем не грубый, как показалось вначале, мужчина. Так бередили ее женское, самое потаенное, его широкие плечи и густой баритон, что сопротивляться предложению Ивана пройти в его комнату она не стала. Жаркая у них случилась ночь, острая для Лидочки, памятная. И потому, что он был едва знакомым, и потому, что умелым и выносливым, и потому, что давно она не чувствовала себя в мужских руках. Утром она вышла накормить квартиранта завтраком в кружевном пеньюаре, как, бывало, мужа, а он аж испариной покрылся, когда увидал такую роскошь. Но она отказала: Валерик должен был проснуться. Намекнула на вечер - и сдержала слово.

Шкатулка для подружки

Иван сообщил, что уезжает, через десять их совместных ночей. Достал бумажник и спросил, сколько она берет за постой. Лидочка растерялась - плату не обговаривали. Тогда он вынул приличной толщины пачечку купюр и положил на белоснежную скатерть.

- А это тебе за ласку, - пророкотал северянин и надел ей на пальчик перстенек дивной красоты - таких украшений у нее сроду не было.

- Не надо, что ты, я же не такая, не за деньги... - засмущалась Лидочка.

- Да я знаю, но как же без этого? Возьми. Если еще приеду или кто из наших, примешь? - приобнял ее на прощанье и исчез в северном направлении.

Когда дверь закрылась, Лидочка собралась было обдумать это свое десятидневное приключение, но залюбовалась колечком. Потом пересчитала деньги, раскинула ближайшие расходы - оставалось еще на пару месяцев безбедной жизни. "Это что же, я теперь проститутка, что ли?" - задала себе вопрос Лидочка, но он сразу же показался ей глупым и неуместным. Двое взрослых людей занимались сексом по доброй воле и к взаимному удовольствию - где здесь грех? Нет греха и в колечке, подаренном на память, - красивый поступок, мужской. На этом Лидочкина совесть успокоилась, а тут и Валерик позвал к себе.

Как раз через пару месяцев, когда Ивановы деньги заканчивались, Лидочке позвонил незнакомый мужчина, представился коллегой Ивана по прииску и попросился на постой. Она опять перевезла Валерика к себе, застелила постель и воткнула в вазу цветы. Белые хризантемы произвели на нового квартиранта сильное впечатление - у них, на Севере, таких не видывали. И все остальное - уютная квартира, вкусная еда, молодая симпатичная хозяйка - тоже понравилось гостю. Этот был совсем не похож на первого, но тоже хорош. Видно, северный климат закаляет мужиков, делает их плоть непробиваемой, под стать северной мерзлоте, но горячей, как огонь в их жилищах. И опять при прощании Лидочка получила щедрую плату и золотое украшение.

- А как же? Женщина без золота блекнет, стареет, - сказал северянин и исчез за дверью.

Лидочкин уход и северные деньги пошли Валерику на пользу. Она свозила сынишку к лучшему столичному врачу, а потом, по его совету, на курорт. Определила в загородный санаторий для астматиков - мальчик выздоравливал, рос и крепчал.

Гости с Севера квартировали у Лидочки раза по три-четыре за год - все были разные, но сходились в жадности на постель и щедрости на расплату. Лидочке даже пришлось купить шкатулку для драгоценностей, вот только надевать их она стеснялась - откуда такие цацки? На самом излете третьего года Лидочку разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Иван, тот самый.

- За тобой я, - выпалил он, едва переступив порог. - Собирайся!

Лидочка даже спросить не успела, куда собираться, как Иван зарокотал снова:

- Все знаю, сам к тебе мужиков посылал, а потом локти обкусывал. Не смог тебя забыть... Никогда такой женщины у меня не было. Ты же образец женщины, и не спорь, не оправдывайся. Не буду про любовь - пустые слова, а жить хочу с тобой. У нас климат здоровый, Валерке твоему понравится. Ну?

Лидочка слушала Ивана и думала о том, что за эти три года не было дня, чтобы она не вспоминала о нем. Но пустыми казались ей эти воспоминания, а вот поди ж ты...

Валерка был счастлив, что у него появился папа. А свою шкатулку перед отъездом Лидочка подарила той самой подруге, что познакомила ее с Иваном. Оставила себе только его перстенек.

Алина Рощина

s-info