s-info

Тучки небесные

НИ ДУРА И НИ РОХЛЯ

Когда наступала осень и природа погружалась в тягостную полудрему перед бесконечным зимним сном, Лолита начинала мечтать. Летом, таким мимолетным в их северном крае, на мечты времени не хватало. О чем мечтала? О многом. Например, когда поменьше была, увидеть большой красивый город. В пятнадцать Лолитиных лет эта мечта сбылась - мать с отцом поехали в Архангельск и взяли Лолиту с собой. Она ходила между многоэтажными домами и все удивлялась, как строители умудряются поднимать материалы на такую высоту. Потом увидела подъемный кран, ахнула от неожиданности, как он ловко и легко переносит строительные блоки на верхние этажи, и заболела. Заболела мечтой стать крановщицей. Стояла как завороженная, долго, едва дыша от восторга, пока родители не усадили дочь в старенький “жигуленок” - пора было возвращаться домой, в Холмогоры.

С того дня болезнь девочки приобрела необратимый характер. Ночи напролет мечтала она о том, как усядется в кабинке этого восхитительного чудовища, а оно подчинится ее воле, любому ее приказу. И чувствовать себя Лолита будет царицей, свободной от земной суеты и мелочных страстей. И никакой конопатый Митяй из соседнего дома не посмеет назвать ее дурой и рохлей. Потому как девушка, управляющая башенным краном, не может быть ни дурой, ни рохлей.

РУБЛИКИ В РИДИКЮЛЕ

Лолита не просто мечтала, она упорно шла к мечте. Занималась спортом, чтобы не возникло претензий к состоянию здоровья. Налегала на физику и слесарное дело, которые, по ее разумению, должны пригодиться в работе. Разузнала, где, сколько и за какие деньги учат на крановщиков. И даже начала потихоньку откладывать в старенький мамкин ридикюль по рублику на будущее обучение — вдруг придется платить? Получила аттестат и тем же летом отправилась в Архангельск, на курсы.

На курсы ее приняли, хотя поначалу посоветовали направить усилия на отделочные специальности, где за обучение не надо платить. Но Лолита, гордо вздернув курносый нос, заявила, что готова заплатить за курсы крановщиков. Взять-то на курсы взяли, но работой обеспечить не обещали. Это девушку не смутило, она верила, что найдет себе применение не здесь, так в другом месте.

Через месяц теоретических занятий началась практика. Когда Лолита первый раз оказалась в кабине башенного крана, она испугалась, что ее разорвет от счастья. Тогда это были нижние этажи многоэтажек, и до кабины долетали птички. Садились на металлические конструкции, чирикали о чем-то своем. Дом, который они строили, рос быстро, и к концу практики птички до Лолитиной кабинки уже не долетали. Только облачка, рискнувшие опуститься поближе к людям, да тучки — предвестницы непогоды. Когда Лолита получила свидетельство об окончании курсов, вакансий на должность оператора башенного крана в городе не оказалось. Пришлось искать счастья в большом городе с активным строительством. Таким городом оказался Сочи накануне Олимпиады.

ВСЕ ДЕВЧОНКИ ПО ПАРАМ

К шумным южанам, к субтропической влажности, к обилию матерщины на стройке Лолита привыкала с трудом. Но это на земле, а когда поднималась на рабочее место, забывала обо всем. Тишина, небо, море, горы такой красоты, что глаз не оторвешь. А отрывать приходилось - работа требовала сосредоточенности. Мало ли что? Стропальщик накосячит, или ветер, или кто в опасной зоне окажется - под стрелой. А пока стропальщики блоки связывали и крепили к крану, Лолита наслаждалась свободой. И тем, что мечта сбылась, и тем, что профессия оказалась именно такой, о какой мечтала. Все ей нравилось, но в голове все чаще всплывали лермонтовские строчки, засевшие в памяти еще со школы: “Тучки небесные, вечные странники…” И особенно: “Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники с милого севера в сторону южную”. Скучала Лолита по родителям, по сдержанному достоинству своих земляков и даже по конопатому Митяю.

То ли южное солнце ее будоражило, то ли время пришло, но Лолиту вдруг стало мучить одиночество. Все девчонки, как в старой песне, парами, только она одна. На улицах чернявые местные мужички цеплялись к ней с откровенными предложениями - но разве этого она ждала? И парни из бригады через смешки и матерные прибаутки намекали, что пора бы гарной крановщице заняться личной жизнью, а не галок считать под облаками. Лолиту такие приставания обижали - мама ей говорила, что мужчина ведет себя с женщиной так, как она позволяет. А кто спрашивал ее позволения? Лолита молча проходила через ряд шутников, сглатывая слезы несправедливой обиды, и шла в общежитие коротать вечер с телевизором или очередным пособием по эксплуатации башенных кранов. Даже на море идти не хотелось, где те же волосатики да бригадные прилипалы.

Почти полгода прошло, как однажды во время обеденного перерыва ее остановил прораб.

- Ты вот что… - Он задумался, почесал лоб, сдвинув каску почти на затылок. - Может, вечером сходим куда-нибудь? В кино или в ресторан на набережной? Ты как?

- Не знаю… - промямлила Лолита. А потом вдруг, сама не ожидая: - А давай! Почему не сходить?

- Тогда на набережной, под часами, в двадцать ноль-ноль.

Надвинул каску на брови и пошел по своим делам. Лолита на прораба никогда внимания не обращала - все мужики в бригаде, в робах и касках, были для нее на одно лицо. Даже имени его толком не помнила, Борис, кажется. Одно только его отличало от остальных - он не матерился, а так - средней паршивости мужичок. Тем не менее сразу после смены рванула в парикмахерскую - укладка, маникюр, бровки-реснички. Потом в магазин - платьице выше колен, туфельки, сумочка. Потом в общагу, переоделась и бегом на набережную, благо недалеко. Еле успела.

НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ, В ТОТ ЖЕ ЧАС

Десять минут простояла под часами, двадцать, полчаса - прораба нет. Решила еще подождать, а от скуки стала по сторонам смотреть. И вдруг видит, метрах в пятидесяти еще одни часы висят на столбе. И под ними мужчина с цветами ходит, нервничает - видно, девушка тоже опаздывает. Начала Лолита мужчину рассматривать, а уже смеркается. Мужчина ей понравился. Не чета прорабу - статный, джинсы как влитые на бедрах, ноги длинные, рубашка красиво плечи обтягивает. “И чего опаздывает, - возмутилась Лолита необязательности его девушки. - К такому мужику я бы бегом…” А Борис все не появлялся, но это даже радовало Лолиту — лучше уж одной, чем с кем-нибудь, да еще когда такие красавцы под часами томятся. Через час Лолита поняла, что ждать нечего, и уныло побрела домой. По дороге услышала шаги - это ее тот обманутый кавалер догонял. Обернулась — и глазам не поверила!

- Ой, это ты? - он тоже не верил своим глазам, таращился, шею вытянул. - А я все смотрел на тебя и думал: вот горемыка, ее тоже обманули. И не узнал! Ты та-а-кая, классная вся… Когда без спецовки и без каски.

- И ты классный… - промяукала Лолита и посмотрела в его глаза, в которые согласилась бы смотреть всю жизнь.

Он по-хозяйски взял ее за руку и повел к ресторану. Она не сопротивлялась. Его сильные пальцы тихонечко сжимали ее ладонь, плечо касалось его плеча, мощью под стать вершинам Кавказского хребта. И трепетная девичья грудь, упакованная в новый гипюровый лифчик, то и дело дотрагивалась до его руки, вызывая во всем теле неведомые доселе волнение и желания. Надо было о чем-то говорить, но о чем, они не знали. Тогда Борис спросил:

- О чем ты думаешь, когда одна, на высоте? Давно спросить хотел, да стеснялся. Вот если бы я там оказался, я бы стихи читал: “Тучки небесные…” Помнишь, у Лермонтова: “Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники с милого севера в сторону южную”. Я же из Архангельска, никак к суматошному югу не могу привыкнуть.

Лолита даже остановилась:

- Так я тоже из-под Архангельска, из Холмогор. И про тучки наверху читаю, как ты угадал только.

- Вот ведь… В Сочи встретились, за столько верст, под часами. И про тучки оба любим - чудеса. Зря я цветы выбросил.

Алина Рощина


НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы
Средство для увеличения потенции Аппилл

Вернисаж

С-И
Ситосан
Энтис спрей
Препарат Секстайм
Крем для увеличения груди pushap
s-info