s-info

Точка любви

СРЕДСТВО ОТ СТРЕССА

А случилось вот что: счастливый брак Тани Соколовой полетел в тартарары. Началось все в одночасье, когда Василия, добросовестно проработавшего семь лет главным инженером самого большого в городе завода, уволили с должности. Факт досадный, но какая связь между этим событием и тем кошмаром, который начался в их семье, Татьяна уловить не могла. Уволили не потому, что проштрафился, просто прислали нового директора, а тот, естественно, на ключевые должности привел своих людей. А как иначе? Начальники летают стаями, это даже ей, скромной бухгалтерше местной школы, было известно. Ему же, новому директору, надо на кого-то опираться, а как обопрешься на старые кадры, которые его не ждали и не хотели? Подставят, сдадут и глазом не моргнут. Когда она высказала свои соображения Василию, тот вытаращил глаза и выпалил:

- Ну ты и дура! Кого я могу подставить и сдать - сама подумай. Я вообще не по этому делу, чтобы сдавать. Я работу свою люблю, завод. Столько вложил…

Василий махнул рукой и ушел с кухни, даже чай пить не стал. Татьяна посидела, поразмышляла, обижаться ей на “дурру” или не заметить по случаю такого оборота событий, и решила не заметить обидное слово. Но ведь надо было спасать мужа от отчаяния, приласкать, утешить - глядишь, ему и полегчает. После душа Татьяна облачилась в лучшую свою ночнушку, почти прозрачную и щедро украшенную кружевами, и отправилась утешать мужа.

Василий лежал лицом к стене и изображал спящего. Татьяна его хитрость сразу раскусила, потому как спал он всегда на спине и правую руку закидывал за голову. Татьяна шмыгнула к нему под бочок, погладила спину, поцеловала за ушком. Пробежала пальчиками по волосатой груди, по животу, собралась пониже спуститься с самыми благими намерениями, как ее рука оказалась в крепком мужнином кулаке.

- Не надо, - твердо прохрипел Василий и откинул ее руку.

- Почему не надо, Васенька? Как раз надо, это ж лучшее средство от любого стресса, так и врачи говорят, - ворковала Татьяна, собираясь довести дело до конца.

- Сказал, не надо, - рыкнул на нее Василий, вскочил с койки и вылетел за дверь.

В спальню потянуло сигаретным дымом, хотя Татьяна строго-настрого запретила мужу курить в квартире. Он и не курил, а тут задымил и даже форточку не открыл. Татьяна собралась было навести порядок, но осеклась. Переживает мужик, надо войти в положение, не нервировать по пустякам. “Утро вечера мудренее”, - решила Татьяна и заснула безмятежным сном.

ПРИРОДНАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ

С того вечера все и началось. Идти Василию было некуда, и он метался по квартире, как раненый зверь. Даже рычал иногда, головой мотал, словно боднуть кого норовил. С Татьяной не разговаривал, ел без аппетита, в школу за сыном идти отказывался. Ночью, когда Татьяна опять попыталась избавить Василия от грустных мыслей с помощью здорового секса, тот вскочил, завернулся в лежащее на кресле покрывало и ушел спать в комнату сына, на маленький диванчик. Татьяна пошла следом и попыталась вернуть беглеца, но он даже не повернулся к ней.

- Я-то в чем виновата? - то ли возмутилась, то ли взмолилась Татьяна, но Василий не подавал из-под покрывала признаков жизни.

Без мужа на широком супружеском ложе было холодно и одиноко. Татьяна старалась заснуть, считала баранов, вспоминала лучшие моменты своей жизни - не помогало. Она хотела Василия, просто как женщина хочет мужчину. Именно сейчас, без промедлений и ссылок на обстоятельства, но Василий был неприступен. И ведь какая странная вещь: раньше, когда в семье был мир и покой, она не всегда охотно отвечала на ласку Василия. То на головную боль ссылалась, то на усталость. Если не удавалось отговориться, смирялась и выполняла супружеский долг без всякого энтузиазма. А тут, когда Василий сбежал из супружеской спальни, в нее словно бес вселился. Вынь и предъяви, что причитается ей как законной жене. А он и слышать об этом не хочет. Татьяна порылась в аптечке и нашла снотворное, которое забыла ее матушка, гостившая у них неделю, когда болел сын. Только после снотворного и угомонилась.

А потом Василий объявил, что на рыбалку с братом уезжает, недели на две. Тут Татьяна заподозрила неладное с мужниным здоровьем и завела разговор о враче, который помогает при мужских расстройствах. Такой специалист недавно появился в поликлинике, ей одна учительница сказала. Василий не дал ей договорить, посоветовал самой сходить к этому врачу, кинул за спину рюкзак со снастями и был таков.

Что делать, Татьяна не знала. А в организме металась такая гормональная буря, что в буквальном смысле сносило голову. И такие подлые мысли одолевали ее, особенно ночью, в холодной одинокой постели. Почему, например, нет в газетах объявлений, в которых мужчины предлагают себя женщинам для разового использования? Женщины предлагают, а мужчины нет - почему? Хотя, может, такие добровольцы и есть, но где ей, честной замужней женщине, их найти? Или уж согласиться на физрука, который норовит, вроде бы случайно, то попу ей погладить, то рукой по груди шмыгнуть. Противный мужик, но ведь мужик - когда такая беда с ней случилась. Но согласись она на физрука, вся школа будет знать, а потом и до Василия слух добежит, городок маленький. Выхода не было, она шла за снотворным и проваливалась в тяжелое забытье, не приносящее покоя и свежести. Утром ночное смятение казалось чепухой, блажью, она гнала греховные фантазии, но организм, словно в отместку за сопротивление, подчинял ее своей воле. Настойчиво, зло, до такой степени остро, что она вскрикивала порой. Щеки, шея, грудь вспыхивали вдруг, огнем горели, голова кругом шла, и мысли все об одном, с картинками одна другой слаще. Вот оно, оказывается, как бывает… И грех судить одиноких женщин, когда они на чужих мужей бросаются, потому как инстинкт, природа.

ВСЕ РАССКАЖУ. ПОТОМ

Василий позвонил, когда Татьяна шла по улице, размышляя, как ей вести себя с мужем, который должен вернуться на следующий день. А Василий сказал, чтобы не ждала, - они решили еще порыбачить. Погода хорошая, клев приличный, а в городе у него дел нет. Татьяна аж заплакала, когда такие слова услышала. Но взяла себя в руки, слезы вытерла и принялась вывески на домах рассматривать, чтобы отвлечься. И вдруг зацепилась. Сколько раз по этой улице проходила, а на такое приглашение внимания не обращала: “Точка любви”. Даже раздумывать не стала, надо ли ей в эту точку идти, рванула дверь - и остолбенела. Ей улыбались, к ней тянули руки розовые силиконовые женщины с бесстыже раcтопыренными для мужского удобства ногами. На полках, словно пулеметные дула, прицеливались в ее сторону мужские органы, готовые немедленно расстрелять все ее мучения. А рядом они же показывали свои выдающиеся профили, обещая неземное блаженство без лишних хлопот.

- Проходите, мадам, - услышала она ласковый мужской голос. - Рад вас видеть. Вот новая коллекция, но есть и скидочные экземпляры…

Татьяна вылетела из магазина, словно продавец с ласковым голосом отвесил ей увесистый пендель. На скамейке, на детской площадке напротив “Точки любви”, Татьяна отдышалась, осмотрелась по сторонам, нет ли поблизости кого знакомых. И вдруг, неожиданно для себя, начала хохотать. Потом затихла, как-то сжалась вся и тихонько заплакала, заскулила даже от невыносимой жалости к себе. Первый раз за эти горячечные дни она не думала о сексе, она думала о том, как ей жить дальше, без мужа. И не находила ответа.

Василий вернулся на следующий день. Ворвался в квартиру, как в прежние времена, когда приезжал с рыбалки или из командировок. Загорелый, помолодевший.

- Ну, жена, принимай добычу, - и бросил на пол тяжеленную сумку с рыбой. - Ой, Танюха, дела-то какие! Мне от директора звонили, обратно на завод зовут, представляешь?! Новый главный чего-то накосячил, разобраться не могут без меня. - От Василия пахло лесом, рыбой и горячим мужским счастьем. - Пойдем, пойдем, я тебе все расскажу, - и потянул ее в спальню, стаскивая на ходу футболку, расстегивая джинсы. - Ну, что же ты, Танюха? Я так соскучился, я тебе все расскажу, потом…

Алина Рощина


НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы
Средство для увеличения потенции Аппилл

Вернисаж

С-И
Ситосан
Энтис спрей
Препарат Секстайм
Крем для увеличения груди pushap
s-info