s-info

Саудади

ВРЕДНЫЕ ЭМОЦИИ

Откуда эта тоска? Или не тоска, а всего лишь грусть, меланхолия? Сердце, словно мотылек в закрытое окно, бьется в груди - хочет тепла, света, нежности. Ничего же не случилось, все как всегда, как уже двадцать лет. Она давно смирилась, что большой и светлой любви, предчувствие которой много лет назад снесло ей голову, у нее с мужем не получилось. Когда поняла, что это не стало чувством - растерялась, хотела развестись. Но уже родилась Настя. Они с отцом обожали друг друга, она обожала Настю - и не решилась причинить ей боль. Однажды ощущение проходящей впустую жизни с чужим, по сути, человеком накатило настолько сильно, что взяла маленькую Настю и убежала к подруге. Вечером Андрей приехал — и Настюша бросилась к нему с такой радостью... Вернулась. Больше не убегала: смирилась. Так и жила, по инерции. Убедила себя, что любовь браку даже помеха - слишком много эмоций ненужных, более того, опасных вносит она в общем-то простые бытовые отношения. Видела, слышала от подруг, что так живут почти все - и ничего, не ропщут. Статус замужней женщины, полная семья, стабильный бюджет, нормальный секс - что еще надо? Вопросом, любит ли ее Андрей, Катя не задавалась. Не уходит из семьи, даже не изменяет - во всяком случае, в открытую, - значит, все устраивает. Зачем копаться, рефлексировать? И вот на тебе - тоска. Откуда?

НЕ ПРОСТО СЕКС

Тем утром Катя проснулась от стона. Спросонья не сразу поняла, что стонала сама. Не от боли, не от горя - от наслаждения. Третью ночь подряд ей снился один и тот же сон: она занимается сексом с незнакомым мужчиной. Точнее, не совсем с незнакомым. Она где-то видела это лицо, но где и когда - вспомнить не могла. Будто бы он был каким-то другим, когда она его знала, а потом изменился так, что глаза не узнавали, а что-то внутри, даже непонятно где, сообщало: он! Кто же это? “Происходившее” между ними три ночи сексом можно было назвать только по формальным признакам. Вот с мужем у нее секс - понятный процесс, предсказуемые ощущения, очевидный финал. А тут все иначе. Такого восторга от близости мужчины, от нежности, идущей от всего его существа, от полного и безоговорочного приятия друг друга и наслаждения этим, Катя не испытывала никогда. Именно оно определяло процесс, который принято называть сексом, - но в нем не было ничего механического, заданного физиологией. Сливались и растворялись друг в друге не тела, не души, а все вместе - и тела, и души, и все остальное, чему она не могла даже подобрать слов. Те, что всплывали в голове, казались пошлыми и пустыми, совсем не о том, что она испытала. Особенно в эту, последнюю ночь, когда проснулась от собственного стона. Оргазм? Тогда почему, как только она открыла глаза, навалилась эта тоска? Или не тоска... В португальском, она слышала, есть такое слово “саудади” - ни перевести его, ни расшифровать точно не удается. Понятие ускользает, как ностальгия по несбывшемуся, как грусть по тому, что могло быть, но не случилось. Одна португалка нашла точную метафору: словно убираешься в комнате сына, которого у тебя никогда не было. Или - твоего мужчины, с которым судьба тебя так и не свела. Как это определить одним словом? Португальцы смогли: саудади...

СИНИЕ ГЛАЗА

Катя радовалась, что в это субботнее утро осталась одна. Муж и дочь заняты своими делами, она свободна. Машинально позавтракала, прибралась - и вдруг поняла, что давно не навещала маму. Ее всегда тянуло на мамину могилку, когда на душе скребли кошки. Она умерла рано, Кате было немногим за двадцать. Так все изменилось в тот день - словно выбили из-под ног стул, на котором она стояла прочно и уверенно. И вот она летит, летит... Куда? как остановиться? за кого зацепиться? А вскоре появился Андрей - сильный, надежный, лучше не бывает. Так ей тогда казалось. Зацепилась, да что теперь говорить.

...В предыдущие две ночи она не рассмотрела его лицо, все словно сквозь дымку происходило, как бывает во сне, хотя и с ней, и остро. А сегодня его глаза будто высветились - ярко-синие. Такие она только в детстве видела. Ее отправляли к бабке с дедом в маленький городок под Москвой. У них был частный дом на окраине, а к соседям приезжал родственник, Катин ровесник. Как же его звали? Да, Лешка, Благоверов. Вот у него такие синие глаза были. Они дружили, ватага мальчишек и девчонок лет десяти со всей улицы. Купаться на озеро ездили, на рыбалку ходили, в лес за грибами. Лешка вызывал ее, когда все собирались, а она опаздывала, особым способом: кидался в крышу их дома яблоками. Катя выбегала, садилась на багажник его велосипеда, и они мчались в необыкновенную, сказочную жизнь. Когда дед и бабушка умерли, дом в том городке продали, и всю свою компанию она потеряла.

Потом, уже после школы, получила от Лешки письмо из армии. Обрадовалась старому другу, ответила - один раз. Не до него ей тогда стало, своя жизнь закрутила: с мамой беда, Андрей, любовь-морковь. Лешка еще раз появился в ее жизни, когда исполнилось пять лет Насте. Встретились на улице случайно. Расцеловались даже; как всегда в таких случаях, сыпали вопросами друг другу: как ты? а ты? а остальные наши? И тут Лешка вдруг выпалил: “Настя твоя вырастет, и я на ней женюсь, чтобы к тебе поближе быть, а то бегаешь от старых друзей”. Она, смехом, конечно, возмутилась: “Только попробуй, старый хрыч”. Больше они не виделись. Столько лет прошло - чего это она про Лешку вспомнила? Ах, да: синие глаза...

ЛЕТАЮТ, ГДЕ ХОТЯТ

Площадь у входа на кладбище была заполнена мужчинами в военной форме, играл духовой оркестр, стоял почетный караул с автоматами. В середине толпы - открытый гроб, рядом - огромный портрет. Катя попыталась сторонкой пройти к входу, но толпа завихрила ее и вынесла к самому портрету. Нестарый совсем, с генеральскими погонами. Лицо - мужчины, не зря прожившего жизнь, много повидавшего и понявшего. Взгляд прямой, честный. Синие глаза. Она даже вздрогнула, когда увидела подпись: “Благоверов Алексей Борисович”. Бросилась к гробу, но остановилась, словно споткнулась.

- Вы его знали? - рядом стоял мужчина в форме.

Катя молча кивнула, говорить не хотелось.

- Тяжело умирал. Ранение, несовместимое с жизнью. Так у нас, у десантников, бывает, хотя с генералами редко. — Мужчина вздохнул и внимательно на нее посмотрел. - Он все три дня какую-то Катю звал. Не знаете, случаем, кто это? Я бы сообщил...

- Может, жену?

- Нет у него жены и никогда не было. И детей нет. Он все о дочке мечтал, хотел ее Настей назвать. Не получалось у Алексея что-то с личной жизнью. Жаль, такой мужик... А вас, простите, как зовут?

- Неважно, - Катя надвинула поглубже капюшон и стала пробираться сквозь толпу. - Теперь это совсем неважно.

- Значит, Катя... - услышала за спиной голос мужчины.

До маминой могилы она так и не дошла. Когда уже садилась в машину, услышала, как заиграл оркестр. Потом - несколько автоматных очередей. Слезы текли сами собой, хотелось бежать как можно скорее - от прошлого, которое зачем-то ворвалось в ее нынешнюю жизнь.

Когда подъезжала к городу, позвонила подруга.

- Ты где сейчас? Свободна? Вот и хорошо. У меня два билета в арт-кафе, через два часа начало - приглашаю.

- Не хочется развлечений, извини. - Катя припарковалась у обочины, чтобы поговорить; слезы текли не останавливаясь.

- Ты что, плачешь? Что-то случилось? Ну, ладно, не говори. В кафе знаменитость петь будет, испанская или португальская, не поняла — пойдем! Потом посидим, расскажешь...

В кафе этом Катя бывала не раз - а тут не узнала. Убрали столики; гости толпились возле колонны вокруг площадки, огороженной стульями. Без объявления на нее вышли три гитариста и женщина Катиных лет. Черное платье, темные локоны по смуглым плечам, длинные тонкие руки, сомкнутые на груди. Она приподняла голову, закрыла глаза и начала петь. Да и не пела она вовсе - хрипловатым низким голосом она рассказывала о своей несбывшейся любви.

- Что это? - спросила Катя неизвестно у кого.

И кто-то неизвестный ответил:

- Фаду, по-португальски значит “судьба”. Фадишта поет саудади.

Катя не понимала ни слова. Но она точно знала, что эта женщина поет и о ней. Слова - они же как духи: летают, где хотят.

Алина Рощина




Новый номер
Новый номер
Загрузка...

Вернисаж

С-И
s-info
Rating@Mail.ru

© Copyright "S-Info". All Rights Reserved. Moscow. 1998-2018 |  Реклама  | Редакция 
Новости партнеров | Архив