s-info

Чехов не любил тараканиться на диване

Через два года мы будем отмечать 150 лет со дня рождения Антона Павловича Чехова. Готовясь к этому юбилею, чеховеды уже сейчас открывают немало тайн из жизни великого драматурга и писателя. До недавнего времени, например, считалось, что Чехов не оставил прямого потомства... Так ли это?

Антон Павлович Чехов

Чехов очень хотел детей. Своей жене Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой он писал, как бы хотел "маленького полунемчика, который бы рылся у тебя в шкафах, а у меня размазывал бы на столе чернила". Увы, у супругов "полунемчик" так и не родился. Но это совсем не значит, что Чехову не могла родить другая женщина. Как не ответить любовью молодому, красивому, безумно обаятельному мужчине, у которого косая сажень в плечах и рост 186 см?!

К юбилею писателя издательство "Воскресенье" спровоцировало литературный скандал - тем, что уже в первом томе полного собрания сочинений напечатало пикантные, доселе известные лишь узкому кругу специалистов, письма Антона Павловича. Вот одно из них:

"Я не видел ни одной такой квартиры (порядочной, конечно), где бы позволяли обстоятельства повалить одетую в корсет, юбки и в турнюр женщину на сундук, или на диван, или на пол и употребить ее так, чтобы не заметили домашние. Все эти термины вроде встоячку, всидячку и проч. - вздор. Женщины..., которые употребляются, или, выражаясь по-московски, тараканятся на каждом диване... это дохлые кошки, страдающие нимфоманией. Диван очень неудобная мебель. Его обвиняют в блуде чаще, чем он того заслуживает. Я раз в жизни только пользовался диваном и проклял его. Распутных женщин я видывал и сам грешил многократно... Роман с дамой из порядочного круга - процедура длинная. Во-первых, нужна ночь... В номере ваша дама падает духом, жантильничает, дрожит и восклицает: "Ах, Боже мой, что я делаю?! Нет! Нет!" Добрый час идет на раздевание и на слова, дама ваша на обратном пути имеет такое выражение, как будто вы ее изнасиловали, и все время бормочет: "Нет, никогда себе этого не прощу!"

Мы встретились с главным редактором издательства "Воскресенье" Дмитрием Горбунцовым и спросили:

- И зачем же вы так эпатируете почтенную публику, Дмитрий Герасимович?

- В молодости я несколько раз встречался с Марией Павловной Чеховой, сестрой писателя, и хорошо помню, как она говорила: "Ермилов (советский литературовед, который из всех русских писателей пытался сделать борцов с царизмом. - Прим. ред.) кладет Антоше в руки красное знамя, а оно не держится, оно падает и падает". Так из Чехова пытались сделать дистиллированного борца за советскую власть. А мы решили показать читателям настоящего, живого Чехова. И сразу же, после выхода первого тома, были обвинены во всех смертных грехах - от ненаучности до клубничковости.

- Вы упомянули Марию Павловну, но ведь она первой стала "цензурить" письма брата, вымарывая из них все мало-мальски деликатные подробности...

- Согласен, Мария Павловна приложила руку к тому, чтобы вокруг имени ее брата не было слишком большого ажиотажа. Но пришло время показать живого Чехова. Мы восстановили его письма, ранее отредактированные советскими чеховедами, благо современная техника позволяет прочитать то, что было замарано чернилами или тушью. Именно такие письма - по настоящим первоисточникам - мы будем публиковать в нашем издании.

"Все тайны любви познал в 13 лет"

Чехов в борделе

Да, Антон Павлович был любвеобильным мужчиной - можно, не напрягаясь, назвать фамилии не менее тридцати дам, которых, по выражению самого Чехова, он "употребил". Актрисы, писательницы, учительницы, художницы, дворянки, мещанки, гречанки, еврейки, француженки. Ну и, конечно, русские. Юные, романтичные пятнадцатилетние гимназистки или видавшие виды актрисы провинциальных театров. Со многими его романы длились не одно десятилетие - с Еленой Шавровой, Ликой Мизиновой, Ольгой Кундасовой... И при таком количестве дам "из порядочного круга" Чехов регулярно посещал еще и Соболев переулок - улицу московских красных фонарей.

Что удивительно, он соблюдал принцип, который поначалу может показаться диким: он ходил по этим "красным фонарям", но никогда - дважды к одной и той же продажной женщине.

Разговор об интимных тайнах Чехова мы продолжаем с Юрием Бычковым, писателем, литературоведом, автором нескольких книг о Чехове, человеком, который более 10 лет был директором музея-усадьбы "Мелихово".

- Откуда эти странности у Чехова? Зоологи сравнили бы его сексуальность с поведением гепарда, который способен совокупляться только с незнакомой самкой.

- Отвечая на вопросы своего хорошего приятеля - редактора журнала "Север" он подробно изложил, где родился, где учился, как путешествовал. И вдруг ни с того ни с сего признался: "Все тайны любви познал в 13 лет". Надо напомнить, что именно в этом возрасте он остался один в Таганроге, поскольку его отец, дабы избежать долговой ямы, подался в Москву с младшими детьми и супругой. Подросток, не контролируемый родителями, начал посещать публичные дома. Походы по "красным фонарям" продолжились и в Москве, когда он стал студентом медицинского факультета Московского университета.

- Юрий Александрович, почему Чехов не завел постоянную любовницу?

- Поймите, он ходил по борделям не потому, что ему это так уж нравилось: у него просто не было ни времени, ни средств на постоянную связь. Но интерес к этой сфере у него был постоянным. А какой замечательный литературный результат - весь его жизненный опыт, и этот в том числе, растворился в произведениях.

...Именно тогда Чехов, вероятно, подхватил гонорею, которую вылечил, но следы ее были-таки обнаружены спустя много лет - в 1901 году, когда он обследовался у врачей перед свадьбой с Ольгой Книппер. Походы по "красным фонарям", возможно, привели и к другим последствиям. В одном из писем своему другу А. Суворину он написал: "У меня по вечерам бывает импотенция". Вообще на тему мужской потенции Чехов, как всякий врач, шутил довольно цинично (как, например, в письме к Ф. Шехтелю о посадке хвоща на своем участке): "Благодаря окаянному зелью, которое вы мне подарили, вся моя земля покрылась маленькими членами... в состоянии эрекции. Я посадил зелье в трех местах. И все эти три места уже имеют такой вид, как будто хотят тараканить".

Школа верховой езды по-японски

Гейша

Еще большее возмущение ортодоксальных чеховедов вызвала публикация другого письма Чехова - к А. Суворину:

"Когда из любопытства употребляешь японку, то начинаешь понимать Скальковского, который, говорят, снялся на одной карточке с какой-то японской б...ю (у Антона Павловича все написано открытым текстом, а нам, помня требования закона о ненормативной лексике, приходится цензурировать самого Чехова. - Прим. ред.). Комнатка у японки чистенькая..., постель широкая, с одной небольшой подушкой. Стыдливость японка понимает по-своему. Огня она не тушит..., и даже берет в руки. И при этом не ломается и не жеманится, как русские. В деле показывает мастерство изумительное, так что вам кажется, что вы не употребляете, а участвуете в верховой езде высшей школы. Кончая, японка тащит из рукава зубами листок хлопчатой бумаги, ловит вас за "мальчика" и неожиданно для вас производит обтирание. И все это кокетливо, смеясь..."

- Когда я использовал это письмо в своей пьесе "Любить Пересмешника", меня стали топтать все литературные слоны, старорежимные чеховеды - как это я посмел выставить писателя в таком свете! - продолжает Юрий Бычков. - Но пьесу взяли к постановке в Японии, я был там перед премьерой и выслушал много благодарностей именно за использование этого письма. Поначалу принял это за обычную японскую вежливость, но гид и переводчик пояснил: "Гейши для японцев всегда были настоящим экспортным "товаром". И столь высокая оценка этого "товара" первым писателем России в их глазах дорогого стоит!"

..."Мастерство изумительное" Чехов отмечал не только у японок, но и у индусок, когда ехал через Цейлон: "Когда у меня будут дети, то я не без гордости скажу им: "Сукины дети, я на своем веку имел сношение с черноглазой индуской... и где же? в кокосовом лесу, в лунную ночь".

"Антоновки"

Соболев переулок, заведения под красными фонарями, случайные и долговременные связи - женщин, которые любили Антона Павловича, называли "антоновками". Но романтик Чехов не мог не испытать и настоящей любви. Какой она была? Об этом рассказывает Юрий Бычков.

- Первая большая любовь - Дуня Эфрон, которой он даже делал предложение, но ее семья ему отказала. У них была трагическая судьба. Перед революцией они выехали в Европу, жили в Париже, а в годы нацистской оккупации как-то вычислили, что Дуня - еврейка, ее отправили в Освенцим, где она погибла в газовой камере. Племянница Дуни в 1952 году приезжала в СССР, пугливо погуляла по Москве, но никто с ней не встретился, не побеседовал, не расспросил. Это совершенно неизвестный факт - я впервые об этом говорю.

Второй женщиной, которую Чехов тоже по-настоящему любил, была Елена Шаврова. Ей было 15 лет, когда они познакомились. Их отношения не прерывались долгие годы. Причем ее он любил больше, чем всем известную Лику Мизинову. Мизиновой он написал 62 письма, а Шавровой - 68. Любил он и актрису Лилю Маркову, которая подарила ему свою девственность. Второй раз руку и сердце он предложил именно ей - у них был очень веселый роман. Но Лиля, судя по всему, замуж за Чехова не хотела - он был больным человеком, часто шла горлом кровь - это случалось и при ней. Лика Мизинова... да, у них могло бы что-то получиться, но Лика, поверив в собственную красоту, решила поиграть с двумя гениями. Выбирала, кто гениальнее - Чехов или Левитан, который тоже за ней ухаживал. Она даже карты кидала - к кому сегодня пойти пить чай? А потом чуть ли не на глазах Чехова отдалась никчемному бонвивану Потапенко.

А.П. Чехов и О.Л. Книппер

- А Ольга Леонардовна Книппер...

- Я считаю, что Станиславский и Немирович просто использовали Чехова, думая, как бы покрепче привязать его к МХАТу. Не думаю, что у Чехова были большие чувства к Книппер - просто так сложилось. Но как же мхатовцы издевались над Чеховым! Немирович не отпускал свою любовницу Книппер к мужу, Чехов страдал. Ему так нужно было ее присутствие. А ее отпускали только на 4 дня. Чехов пишет: "4 дня? А что мы успеем с тобой сделать за 4 дня?"

- При таком количестве женщин неужели у Чехова так и не осталось потомства?

- Вам первой говорю об этом: у меня есть доказательства, что у Чехова была дочь Таня, которую родила Нина Корш - дочь знаменитого переводчика и антрепренера, владельца первого частного театра России Федора Адамовича Корша (ныне это Театр наций. - Прим. ред.). О том, что Таня - дочь Чехова, мне написала посетительница мелиховского музея Алиса Максимовна Шебалина, урожденная Губе. В детстве она дружила с Таней, дружили и их матери. И во время одного из откровенных разговоров Нина Корш призналась, что Таня - дочь Чехова. Их роман разворачивался параллельно отношениям Чехова с Книппер. В 1900 году Нина Корш забеременела от Чехова, но сказала об этом только родителям. Те приняли ребенка и воспитывали девочку как любимую внучку. После революции следы Нины Корш и ее дочери потерялись, потом стало известно, что они жили в Париже. Таня, как и ее отец, тоже стала врачом. Такая история - я глубже всех вник в нее. И теперь мечтаю о том, чтобы когда-нибудь съездить в Париж, пойти на Сен-Женевьев-де-Буа, чтобы поискать могилу Татьяны.

...Известно, что Нина Корш со своей дочерью бывала в доме Чехова - он сам упоминает об этом в письмах. Возможно, Нина Федоровна хотела, чтобы Чехов внимательнее вгляделся в девочку, заметил в ребенке несомненное сходство с собой. Ведь он так хотел иметь детей! Но не случилось. Чехов умер, так и не узнав, что у него есть дочь.

Лариса Левитас




Новый номер
Новый номер
Загрузка...

Вернисаж

С-И
s-info
Rating@Mail.ru

© Copyright "S-Info". All Rights Reserved. Moscow. 1998-2018 |  Реклама  | Редакция 
Новости партнеров | Архив