s-info

Переводчица с постельного

О страстях, которые кипят в произведениях Мольера, Лопе де Веги, Шекспира, Гольдони и других великих драматургов, русский читатель знает по переводам Щепкиной-Куперник. А какие необузданные страсти кипели в жизни самой переводчицы!

Справка "С.-И."

Татьяна Щепкина-Куперник

Татьяна Щепкина-Куперник (1874-1952) - знаменитая советская переводчица. Правнучка великого русского актера Михаила Щепкина, дочь видного киевского адвоката и бонвивана Льва Куперника. Писать начала в детстве, а в 1892 году на сцене Малого театра была поставлена ее первая пьеса "Летняя картина". Автор стихотворных и прозаических сборников, мемуаров. Была замужем за адвокатом Николаем Полыновым.

Друзья называли ее Татьяна Кувырком - из-за пристрастия как к мужчинам, так и женщинам. Ольга Книппер-Чехова, жена нашего классика, ее люто ненавидела и именовала не иначе как бисексуальной извращенкой. А в разговорах со знакомыми намекала даже на инцест, описывая, как Татьяна сидела на коленях у своего отца и при всех нежно его ласкала. Владельцы некоторых гостиниц отказывали ей в заселении, пугаясь слухов, которые за ней тянулись. Зато зарождавшаяся в конце ХIХ века российская желтая пресса нашу героиню обожала. А ведь была она маленькой, коротконогой. Пышка. Не красавица, но очень пикантная - ее молодость стала сплошным скандалом.

Танечкины ласки

Татьяна Щепкина-Куперник, Лидия Яворская, Антон Чехов

Только-только появившейся в Москве молодой актрисе Лидии Яворской насплетничали, что некая полутораметровая невеличка по фамилии Щепкина-Куперник всюду болтает о полной бесталанности Яворской. Та не на шутку разгневалась. И добрые люди теперь уже донесли гнев актрисы до Татьяны, которая тогда была не только успешным литератором, но и подвизалась на театральной сцене. Она пошла с визитом к Яворской. Но случилось странное: 19-летняя Таня и 23-летняя Лидия влюбились друг в друга. Нет, их отношения моногамными не назовешь, в этой паре было все перемешано - любовники, любовницы. "Девочки", как называл их общий приятель Антон Чехов, поселились в соседних гостиницах - "Лувре" и "Мадриде", которые соединялись между собой коридорами. И начали устраивать там настоящие оргии. Иногда в них участвовали не только "девочки", но и их кавалеры - тот же Чехов или художник Левитан. Слухи понеслись по Москве, что сразу же сказалось на театральной кассе - спектакли с участием действительно не особо талантливой Яворской проходили при аншлаге. В "Маскараде", по воспоминаниям Суворина, Яворская умирала так: встала на четвереньки, лицом к публике, и поползла. И в это время груди вырвались у нее из корсета. Публика неистовствовала. Вскоре владельцы гостиниц попросили молодых женщин съехать, посчитав, что те приносят их заведениям дурную славу. Те съехали - в Италию и Францию, где познакомились с Эдмоном Ростаном - автором "Сирано де Бержерака" и Дюма-сыном, с которыми продолжили веселье в московском духе.

Роман Татьяны с Яворской продолжался несколько лет, пока артистка не захотела стать княгиней Барятинской. А став, решила покончить со своим лесбийским прошлым и выставила из своего дома бывшую любовницу, приехавшую ее навестить: "Князь не желает видеть вас в нашем доме. Вы должны немедленно нас покинуть".

Яворская забыла, что когда-то писала Чехову: "Я так дорожу ласками, которыми одаривает меня Танечка". А Танечка тяжело переживала разрыв, но вскоре, верная своей натуре, утешилась с другой подругой.

Зловредное существо

Мария Крестовская

Мария Крестовская была дочерью того самого Всеволода Крестовского, по роману которого был снят телесериал "Петербургские тайны". Не очень удачливая актриса, средняя писательница, она сумела влюбить в себя банкира и промышленника Евгения Картавцева. Любовь того к жене была поистине великой: он потакал всем капризам своей Мари. На голых карельских скалах, купив 65 гектаров земли, создал уникальное имение с тропическим садом и на финский манер назвал его Мариоки. В честь жены. В этом имении Щепкина-Куперник проводила довольно много времени, предаваясь любовным утехам с Марией и ее мужем. От дома к озеру была построена красивейшая лестница с множеством площадок для отдыха. Местные жители прозвали ее Лестницей грешниц - видимо, доводилось наблюдать, как на ней миловались хозяйка и ее гостья. Книппер-Чехова, которая была в курсе всего, как-то записала в своем дневнике: "Завтракала у Крестовской. Она исповедовалась и рассказала всю свою любовь и разочарование относительно Куперник. Говорила с дрожанием в голосе, какое это бесконечно зловредное существо, эта Танечка".

В 1910 году Крестовская умирает, а у Татьяны завязывается роман с будущим советским послом Александрой Коллонтай. Как вспоминал Иван Бунин, роман протекал так: Александра Коллонтай, наагитировавшись до хрипа на рабочих окраинах, возвращалась к Татьяне, принимала ванну и в тонком шелковом халате на голое тело, прихватив коробку конфет, забиралась к ней под одеяло и томно произносила: "А теперь мы заживем с тобой настоящей жизнью, милый дружочек, правда?"

Старушки-резвушки

Александра Коллонтай

В периоды между своими "женскими" романами Щепкина-Куперник ошеломила свет своим замужеством за первым донжуаном Петербурга адвокатом Николаем Полыновым. Брак оказался долгим и вполне счастливым. Татьяна не мешала мужу, как она изящно выражалась, "ходить с юными женщинами в лес за ландышами". А он не противился ее интимным связям с Крестовской, Коллонтай, другими дамами и джентльменами.

А потом наступила вторая половина ее жизни - советская. Щепкина-Куперник стала классиком литературы и театра. Скандалы и романы сошли на нет. Впрочем, неправда. Ее самый долгий роман - с дочерью великой Марии Ермоловой Маргаритой Зелениной - продолжался и в советское время, правда, совсем не скандально. С 1940 по 1952 год, до самой смерти Щепкиной-Куперник, старушки жили вместе. А недавно раскрылась еще одна тайна. Из воспоминаний знатока театральной кухни Лео Яковлева, опубликованных к 120-летию первой постановки пьесы Щепкиной-Куперник на сцене Малого театра, становится ясно, что Маргарита и Татьяна были... сестрами по отцу, но никогда об этом так и не узнали.

* * *

Серебряный век был самым раскрепощенным в вопросах сексуальных отношений в России: почти вся литературная, музыкальная и художественная богема того времени исповедовала бисексуальность и полигамные союзы. Цветаева, будучи замужем, имела любовниц. Ахматова, Гумилев, Одоевцева, Маяковский, Гиппиус, Мережковский нередко участвовали в любовных треугольниках. Супруги Лидия Зиновьева-Аннибал и Вячеслав Иванов устраивали оргии в своем знаменитом литературном салоне "На Башне". Михаил Кузмин и Константин Сомов меняли любовников, Блок - любовниц. Словом, нравы на Серебряном олимпе царили самые свободные.

Полина Ларина




НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы

Вернисаж

С-И
s-info