s-info

"Ленин" - хуже "Титаника"

Корабль, названный именем вождя мирового пролетариата, погубил в Черном море втрое больше людей, чем знаменитый лайнер в Атлантике.

Ленин стал братской могилой более чем для 4,5 тыс. человек

Немногие знают, что в результате катастрофы на пароходе "Ленин" в самом начале Великой Отечественной людей погибло больше, чем на знаменитых "Титанике" и "Лузитании", вместе взятых, - более 4,5 тыс. человек.

Справка "С.-И."

Пароход "Ленин" (изначально "Симбирск") построен для России в Данциге в 1909 году. В 1924-м получил имя вождя мирового пролетариата и вошел в состав Черноморского флота (порт приписки - Одесса). С самого начала войны использовался для эвакуации мирного населения и оборудования предприятий в Крым и на Кавказ. 27 июля 1941 года затонул, подорвавшись на советской мине у мыса Сарыч. Из 4700 человек, находившихся на борту (вместо 482 разрешенных), спаслось около 200.

Долгие годы информация о чудовищной трагедии была засекречена, а сам корабль, лежащий на глубине 97 метров, охранялся. Но сейчас, пользуясь неразберихой переходного периода, пароход запросто могут разграбить мародеры, для которых нет ничего святого.

На борту, к слову, есть чем поживиться. "Ленин" оказался последним судном, эвакуировавшим людей из осажденной фашистами Одессы. На его борту находились сокровища бежавших партийцев и подпольных миллионеров, а также два яйца Фаберже. В Крыму удалось отыскать дочь людей, разлученных катастрофой: отец Вероники Самойловой погиб на "Ленине", а мама оказалась среди немногих выживших. Рассказ их дочери ярко передает атмосферу тех жутких дней.

На борт по блату

В феврале этого года жительнице Ялты Веронике Самойловой исполнилось 72 года. Вероника Петровна родилась в эвакуации и знает о случившемся со слов мамы, Анны Матвеевны.

- В советские годы об этой и десятках других трагедий молчали, - с горечью говорит Вероника Петровна. - О черных днях нашей истории не писали ни газеты, ни учебники. Быть может, поэтому мама часто рассказывала мне о пережитом в те дни. Она не раз говорила, что это  самые яркие события ее жизни и что до последнего вздоха она любила папу, для которого этот пароход стал могилой. Знаете, она так и не вышла замуж во второй раз...

Детей на пароходе никто не считал.

В конце июля 1941 года причалы одесского порта были забиты людьми, сидевшими на тюках и чемоданах. Официально попасть на борт судна можно было по посадочному талону. Однако с ними взрослые люди грузились семьями - по три-четыре человека. Детей же вообще не считал никто. В отдельную очередь выстроились блатные пассажиры с записками от городского и областного руководства и бумагами из военной комендатуры - "Ленин" считался самым комфортным судном Черноморского флота. Члены экипажа охотно брали на борт знакомых и размещали их в своих каютах. Кто-то умудрился проникнуть на борт просто так. Оттого-то судно оказалось перегруженным более чем в десять раз.

Роковой обмен

Вероника Самойлова.

- Посадочный талон у родителей был, но на "Ленин" они не попали, - рассказывает Вероника Петровна. - Отец, Петр Викторович, служил в НКВД. Он просто не успел к отходу судна, а мама не стала подниматься на борт без него, несмотря на то что была беременна. Они сели на следующий корабль - грузовой транспорт "Ворошилов". Условия на этом судне были жуткие. На нем никогда не перевозили людей. Прямо в трюме построили многоярусные нары и загрузили туда более трех тысяч человек. Качка, духота, смрад - на палубу пассажиров не выпускали, - к тому же "Ворошилов" то и дело останавливался из-за поломанного двигателя. В конце концов "Ленин" взял его на буксир и дотащил до Севастополя.

На третий день плавания караван судов оказался в Казачьей бухте Севастополя. Там и произошли события, роковые для семьи сотрудника НКВД. Пользуясь служебным положением, он "уговорил" капитана "Ворошилова" переправить его с женой на "Ленин", а взамен забрать другую семью. Впереди был переход на Ялту. Никому в голову не приходило, что через какие-то шесть часов "Ленин" скроется под водой.

Пир во время чумы

Каюта первого класса.

Несмотря на то что людей на "Ленине" спасалось в полтора раза больше, чем на "Ворошилове", условия эвакуации отличались разительно.

- Это было судно абсолютно другого класса, - вспоминает Вероника Петровна. - По словам мамы, пассажиры свободно перемещались по палубам, в коридорах бегали дети, а партийцы и военные с размахом веселились по каютам первого класса. Со стороны все это походило на пир во время чумы. Людей, пытавшихся пронести лишнюю сумку с хлебом или сахаром, ограничивали в объеме багажа - а в блатные каюты ящиками волокли шампанское и фрукты. Судно ходуном ходило не столько от морской качки, сколько от непотребства, которое творили партийцы в своих каютах. Один из руководителей Одесского обкома партии загрузил на борт гигантскую коллекцию антиквариата - картины, статуи, дорогие часы. Судя по всему, ему не хотелось расставаться с милыми сердцу вещами ни на минуту. Часть ящиков с этими сокровищами распаковали, и хозяин украсил ими свою каюту. Ему же принадлежали яйца Фаберже, похищенные в революцию из одного из крымских дворцов. Мама их даже видела. С одного был сковырян чей-то, очевидно царский, портрет. Второе было синего цвета с золотым циферблатом часов, показывавших точное время.

Капитанский мостик.

По словам Вероники Петровны, едва оказавшись на борту, ее мама обратила внимание на две странные детали, впоследствии сыгравшие роковую роль. Почти на пять тысяч человек не приходилось ни одного (!) спасательного жилета. В самом начале пути команда заметила, что люди используют их не по назначению - подкладывают под голову вместо подушек. По распоряжению капитана все жилеты оказались под замком. Кроме того, оба борта в целях маскировки были наглухо затянуты брезентом, так что ни прыгнуть в воду, ни тем более спустить шлюпки не смог бы никто.

"Родная" мина

Расстрелянный лоцман лейтенант И.И. Свистун.

Защитники Крыма резонно опасались высадки фашистских десантов. Именно поэтому вся прибрежная полоса была заминирована, а береговые маяки не работали. Карты прохода через минные поля направляли только на военные суда. Провести набитый беженцами "Ленин" по минному фарватеру должен был военный лоцман - вчерашний выпускник мореходки лейтенант Свистун. Именно он, к слову, позже был признан единственным виновником катастрофы и расстрелян. Напрасно лейтенант уверял, что, не имея опыта и исправного навигационного оборудования, в полной темноте он никак не мог предотвратить трагедии. В 23:33 нос "Ленина" напоролся на "родную" советскую мину. Пытаясь выбросить корабль на берег, находившийся в нескольких сотнях метров, капитан дал "полный вперед", что лишь усугубило ситуацию. Пароход затонул менее чем за десять минут.


Рында.

- По воспоминаниям мамы, взрыв был таким сильным, что пароход буквально подбросило, - говорит Вероника Петровна. - "Ленин" пошел под воду носом, сильно кренясь на правый борт. Перепуганные люди бежали на корму, но выпрыгнуть за борт не смогли. Родителям повезло, они оказались на левом борту. По словам мамы, отец достал перочинный нож и пытался разрезать брезент. Пароход шатало из стороны в сторону, и у него долго ничего не получалось. Когда появилось небольшое отверстие, он стал толкать в него маму. В этот момент один за другим раздались два сильнейших взрыва - это вода добралась до паровых котлов. Корабль резко дернулся, мама оказалась в воде, а отца отбросило внутрь. После этих взрывов "Ленин" затонул практически моментально. В воде, залитой мазутом, барахтались сотни людей. Первые спасательные шлюпки подошли к месту катастрофы не раньше чем через 40 минут после того, как с судном все было кончено.

Практически всю жизнь Вероника Петровна прожила в Харькове и лишь после выхода на пенсию перебралась в Ялту со старушкой-матерью.

- Каждый год девятого мая мы ходили на мыс Сарыч с цветами, - рассказывает пожилая женщина. - Теперь я делаю это одна. Конечно, никто не умаляет подвигов героических защитников Крыма. Но для меня и моей семьи главное место, связанное с памятью о войне, - там. Жаль, что на мысе нет ни памятника, ни даже маленького мемориального знака.

С учетом количества погибших на эвакуационном пароходе это недоумение разделяют многие. Историки говорят еще и о необходимости тщательной охраны затонувшего судна.

Жертвы кораблекрушения

- По законодательству Украины "Ленину" присвоен статус братской могилы, на которой запрещены любые виды деятельности, - объясняет историк Дмитрий Лядов. - Несколько лет назад туда все-таки опускались исследователи - сделали фотографии, но не более того. Практически вся обстановка внутри судна осталась нетронутой - лестницы, мебель, посуда... И тем не менее на пароходе нашли как минимум семь ходов, проделанных мародерами. Не исключено, что на борту еще находятся сокровища одесских партийцев и черные археологи попытаются использовать нынешнюю смуту, чтобы разграбить братскую могилу окончательно. Считаю, что остановить их могут как добровольцы, так и представители российских властей. Ведь останки "Ленина" - это часть нашей общей памяти о Великой Отечественной.

Михаил Александров, Ялта - Москва




Новый номер
Новый номер
Загрузка...

Вернисаж

С-И
НТВ о нас
НТВ о нас
s-info
Rating@Mail.ru

© Copyright "S-Info". All Rights Reserved. Moscow. 1998-2018 |  Реклама  | Редакция 
Новости партнеров | Архив