s-info

Брат Казановы

Творческую плодовитость автора всемирно известных детективов Жоржа Сименона сравнивать уместно, пожалуй, только с его же сексуальной продуктивностью. Потому что и то, и другое изумляет.

Жорж Сименон

Демоны юности

Не закончив даже среднюю школу, Сименон начал журналистскую, а потом и литературную карьеру в пятнадцать лет. Он оставил беспрецедентное по объему творческое наследие - более 400 романов, трехтомную автобиографию, бесчисленное количество статей, очерков и репортажей, которые вошли в полное собрание его сочинений из 22 томов.

Сексуальная биография короля детективов началась еще раньше, чем творческая. В 1977 году Сименон опубликовал скандальное интервью с Федерико Феллини по поводу его фильма "Казанова", которое озаглавил "Феллини - Сименон: Казанова, наш брат". В нем писатель признался: "Думаю, я был большим Казановой, чем вы. С тринадцати лет я имел десять тысяч женщин, из них восемь тысяч проституток. Это не сексуальный порок, просто мне необходимо было общение". Какого рода общение имел в виду Сименон, гадать не приходится. При этом писатель всегда - с двадцати лет и до самой смерти - состоял в официальном браке. У кого-то столь незаурядные сексуальные возможности вызовут зависть, у кого-то - восхищение и искушение назвать их талантом сродни литературному. Но, увы, не все таланты от Бога. В конце жизни Сименон перестал писать и только тогда почувствовал себя счастливым: его наконец-то оставили в покое "демоны юности" - страсть к сочинительству. Тогда же он смог ограничить свою интимную жизнь сексом с третьей женой Терезой, что тоже привнесло в его мироощущение покой и гармонию.

Оба эти события были вызваны трагедией, которую ему довелось пережить и в которой он во многом был виноват, хотя и не хотел в этом признаться. В своих "Интимных мемуарах" в самоубийстве дочери он обвинил жену, страдавшую психическим расстройством. Но кто стал причиной ее болезни?

Обрученная с отцом

С канадкой Дениз Уиме, своим секретарем и переводчицей, Сименон обвенчался на следующий день после развода с первой женой, художницей Региной Реншон. С ней они прожили почти двадцать лет, у них был сын Марк, которого отец обожал. Но не было дня, чтобы Жорж не изменял жене: со служанкой Буль, с танцовщицами из кабаре, с работницами всех известных ему борделей. Как ни странно, жена узнала об этом последней и потребовала верности. На такое Сименон согласиться не мог.

Жорж Сименон с дочерью

Секретарша Дениз влюбилась в своего патрона без памяти и с восторгом делила с ним ложе любви, что отнимало у нее немало времени не только ночью, но и днем. Ее нисколько не шокировало предложение мужа приглашать в их спальню еще одну даму или даже не одну. Вскоре она стала сопровождать Сименона в публичные дома, сама выбирала ему проституток, а пока он был занят, весело болтала со свободными на тот момент жрицами любви. Любой психиатр уже тогда усмотрел бы в поведении Дениз отклонение, но Жоржа такой семейный уклад устраивал вполне. Он забил тревогу, лишь когда жена начала откровенно спиваться. Сначала они делили и застолья, но потом писатель решил, что уже выпил отведенное ему количество алкоголя, и перешел на кока-колу. Супруга же отказаться от виски не смогла. Начались частные консультации с психиатрами-наркологами, потом - клиники, недолгие ремиссии и опять запои.

Сименон был прекрасным отцом своим сыновьям, но всегда мечтал о дочке. Когда она родилась, писатель был в восторге и дал ей свое имя - Мари-Жорж. Девочка его обожала, но в этой привязанности с самого начала просматривалось что-то недетское и не только дочернее. Ей было восемь, когда она уговорила его купить ей обручальное кольцо, которое она никогда не снимала. В прощальной записке дочь попросила отца похоронить ее с этим символом бесконечной любви к нему.

Проклятие матери

Мари-Жорж всю жизнь обожала отца.

Природа наделила Мари-Жорж слабой, как у матери, психикой и множеством талантов - к живописи, музыке, пению, фотографии, актерству. Сименон делал все, чтобы развить хоть какой-то из них и сделать его профессией, но девушка бросала свои увлечения, едва что-то начинало получаться. Так же было и в личной жизни - до Сименона доходили многочисленные слухи о ее романах с представителями богемы, всегда женатыми. Она таким образом словно мстила всем женщинам, которые делали ее несчастной с самого детства - крали у нее любовь и внимание обожаемого отца. Ведь девочка видела, что творилось в ее семье. К тому же Дениз, когда психика стала сдавать, устраивалась на ночь в спальне дочери и рассказывала ей во всех подробностях о своей сексуальной жизни с ее отцом, об их упоительных походах в бордели и много о чем еще, что совсем не предназначалось для детских ушей. Девочка в ужасе убегала из комнаты, пряталась по углам и кладовкам. Однажды босая убежала в заснеженный парк, где ее с трудом удалось найти. Был и такой случай: Сименон отправил Дениз с одиннадцатилетней Мари-Жорж на отдых. Как-то девочка вошла в комнату и застала обнаженную мать, занимающуюся мастурбацией. Присутствие дочери ее не смутило, но она преду­предила: "Ты никогда не сможешь стать настоящей женщиной, ни с одним мужчиной! Перед тобой всегда будет стоять мать, получающая удовольствие". Девочка вернулась домой с явными признаками психоза, но о случившемся в отеле и о ночных откровениях матери Сименон узнал только из мемуаров Дениз "Птичка для кошки". Пророчество сбылось, но теперь о кошмаре, в котором прошло ее детство по вине родителей, узнал весь мир - и это было выше всяких сил. Через два месяца после выхода в свет мемуаров Мари-Жорж застрелилась.

У старого кедра

По просьбе дочери Сименон развеял ее прах возле старого кедра, что рос рядом с их маленьким домом в Лозанне. Прежде чем проститься с ней, он попробовал ее прах на вкус - прах был солоноватым, будто пропитанным ее слезами. Мари-Жорж было 25 лет.

С Терезой Сименон счастливо прожил до самой смерти.

Эта смерть стала поворотным моментом в судьбе Сименона. Он женился на своей служанке, итальянке Терезе, у которой не было претензий и амбиций, и счастливо прожил с ней до самой смерти. При заполнении документов в графе "профессия" он больше не ставил "писатель", чем еще недавно так гордился, - теперь там значилось невнятное "без профессии". Все свои сокровища, включая уникальную коллекцию живописи, он отправил на хранение в банк. По завещанию несколько миллионов долларов, которые заработал некогда нищий паренек из бельгийского Льежа своим упорным трудом, переходили Дениз и трем его сыновьям - Марку, Жану и Пьеру. Спутница последних дней Тереза получила только домик в Лозанне. Там же, в кроне старого кедра, она развеяла его прах - Жорж Сименон и его обожаемая дочь наконец-то обрели друг друга, и их любви больше никто не мешал.

Вера Викторова

s-info