s-info

Игорь Скляр: "Я тупо стремлюсь к самоуничтожению"

После трех операций на сердце он почти перестал улыбаться. Хотя фирменной улыбкой Скляра можно обезоружить армию амазонок. Его интервью можно перечесть по пальцам, в последние годы актер вообще ни с кем не общался. Исключение было сделано для "С.-И.". На фестивале "Созвездие" в Твери Игорь Скляр, наконец-то, разговорился.

Игорь Скляр

Из досье "С.-И."

Скляр Игорь Борисович родился в Курске в 1957 г. Еще восьмиклассником снялся в фильме "Юнга Северного флота". После школы безуспешно поступал в театральные вузы Москвы. А вот в северной столице его с ходу приняли в ЛГИТМиК на знаменитый ныне курс А. Кацмана - Л. Додина. С тех пор живет и работает в Петербурге. Прославился благодаря фильму "Мы из джаза" и песне "Комарово". Женат на актрисе Наталье Акимовой. Единственный сын Василий учится на философском факультете СПбГУ, ему 18 лет.

Анекдот. Сын Василий рассказал. Сидит наркоман с дружками: "Ой, вчера наелся грибов. Смотрел ковер". Наши сериалы - такое же бесцельное занятие, сесть и тупо смотреть на ковер. Не знаю, кто пишет эти непонятные сценарии, кто их снимает. Большие артисты растут на крупном материале, поэтому я работаю в театре.

Библиотека. У меня не было книжек со сказками в детстве, зато родители подписались на "Библиотеку всемирной литературы". В 9 лет я зачитывался эротикой: "Дафнис и Хлоя", Апулей, Мопассан со всеми картинками. Не всегда понимал, о чем идет речь, но дорисовывал воображением.

Игорь Скляр

"Возвращение". Сыну было 14 лет, когда мы с ним сцепились из-за этой картины. Естественно, я был на стороне отца из фильма, а Вася оправдывал пацана. Сын находится в том возрасте, когда при виде родителей нужно обязательно демонстративно выйти из комнаты. У него длинные волосы, он играет на барабане и имеет свои взгляды на жизнь. Когда мы спорим, говорю одну вещь: "Пойми, мой дорогой, таким, как ты, я уже был. Таким, как я, ты еще не был. И поэтому у меня есть небольшое, но право что-то подсказать тебе".

Жилье. Когда у меня были сложности с жильем, я добился общения с властями: "Чтобы потом вы не упрекали, что артисты сбегают в Москву, обращайте на нас внимание, пока мы здесь". До получения отдельной квартиры к нам с Наташей в коммуналку приезжали японские журналисты и называли моим братом постороннего мужчину в сатиновых трусах из общего коридора. Когда родился сын, жизненное пространство снова стало тесным, и я пошел к Собчаку. Тот сказал, что о расширении квартиры не может быть и речи, но я могу взять 12 соток земли в Павловске. 1 июня 1995 года я начал рыть фундамент под дом, и только весной 2004 года мы перебрались туда с вещами. Человек я не очень богатый, поэтому строительство шло девять лет.

Инфаркт. Знаю, что такое преддверие смерти. В 45 лет у меня был инфаркт. Потом три операции на сердце. Меня удивило, что обычно в больницах люди общаются, а в кардиологии даже в столовой все молчат. Мне потом объяснили: аппендицит, например, у всех одинаковый, поэтому есть что обсуждать коллективно, а инфаркт у каждого свой. Обсуждать чужие проблемы не тянет, а твои тоже мало кого трогают.

Кальсоны. Папа был инженером-строителем, из разряда гениальных, то есть рассеянных людей. Мог зимой уйти на работу в пальто, шапке и кальсонах. Мама ему кричала вслед в форточку на всю улицу: "Боря, такой ты растакой, а ну прикройся!" А папа стоял посреди двора, хлопал глазами и не понимал, что от него требуется.

Мы из джаза

"Мы из джаза-2". Чушь полная! Мы в Киеве снимали фильм про любовь, в котором я снова сыграл музыканта, и кто-то подкинул мысль, что это станет продолжением "Мы из джаза". Любые попытки снять продолжение хороших фильмов - дело убогонькое. Всего лишь желание по-быстрому сделать бабки, показав знакомые лица. Но это не моя история.

Отчество. Лет пятнадцать назад впервые меня представили Игорем Борисовичем. Я вздрогнул. Понял, пора привыкать. К сорока годам нормального мужчину начинают звать по имени-отчеству. Но не раньше. В начале 80-х я снимался с Игорем Дмитриевым, он тоже Борисович. И когда режиссер звал мастера на площадку, прибегал я, 22-летний юнец. Вот тогда мне ставили в укор: "Рановато еще в Борисычи. Дорасти!"

Понты. Я жил в большом дворе. А в пацанской компании всегда нужно отличаться чем-то, что не умеют другие. Я на спор ел лимоны, у нас рядом была сиропка, куда привозили отборные фрукты с гнильцой. Вот там мы их брали, я счищал кожу и глотал. Целиком!

Игорь Скляр

Старость. Встретил меня один человек на вокзале. "Ой, а что это с вами случилось? Как вы постарели! Я же вас вчера в кино видел, в музыкальном фильме". Ничего, что фильм снят в 1983 году? Да, я изменился. Голос другой. И внешность тоже. Трудно, знаете ли, в мои 51 изображать 23-летнего.

Удовольствия. Чем дольше мы живем, тем тупее стремимся к самоуничтожению. Я вот не пью, но курю. И это после инфаркта! Не считаю себя сумасшедшим, но хочу получать от жизни хоть какое-то физиологическое удовольствие. Пусть оно и двигает меня к смерти быстрее, чем нужно. Правильно это или нет, не знаю.

Характер. Я довольно неуживчивый человек. Это с детства. В десять лет меня не принимали в пионеры, хотя я был отличником, но конфликтовал с учительницей. Зато потом долго не вступал в комсомол. Из-за неуживчивости со многими порушил отношения. Можно назвать это вредностью, можно принципиальностью. Не мне судить. И не вам!

Эпилог. Может быть, я родился спеть одну песню, сыграть две-три роли, дальше по тривиальному сюжету: построить дом, родить сына, посадить сад. Этого вполне достаточно для среднестатистической человеческой жизни. Спел, родил, посадил... Могло быть гораздо хуже.

Юрий Ненев




НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы

Вернисаж

С-И
s-info