s-info

Актер, которого ждали

С началом перестройки, когда многие артисты сдавали партбилеты и отказывались от социальных ролей, Михаил Ульянов публично заявил: “Вы что думаете, я за прожитые годы каяться буду? Не дождетесь. Каяться надо, если бы я лгал. А я не лгал”.

СПРАВКА “С.-И.”

Михаил Александрович Ульянов (1927—2007) родился в селе Бергамак Омской области в семье председателя сельхозартели и домохозяйки. Окончил Театральное училище имени Щукина, с 1950-го - актер, а с 1987-го - бессменный худ­рук Театра имени Вахтангова. Сыграл более ста ролей в театре и кино. Народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, дважды лауреат Гос­премии, Герой Соцтруда, кавалер двух орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции и пр. Был секретарем правления Союза кинематографистов СССР, председателем правления Союза театральных деятелей РСФСР и России. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

СЧАСТЬЕ ВЗАИМНОСТИ

Он действительно никогда не лгал - ни близким, ни коллегам, ни друзьям. Не подличал, добиваясь ролей и должностей, жил и работал честно, серьезно, с чувством собственного достоинства и уважения к достоинству других. Эту здоровую сибирскую закваску и очевидный творческий потенциал заметили в театральных кругах, в том числе и партийных, по первой же сыгранной им роли - Сергея Кирова в спектакле “Крепость на Волге”.

И сделали все возможное, чтобы поставить однофамильца вождя мирового пролетариата на службу светлому будущему. До Ульянова у советского драматического искусства не было такого идеологически мощного героя, которому безоговорочно верили и хотели подражать. А нужен он был чрезвычайно: простой мужик, сильный духом и чистый душой, полный сил и желания бороться за справедливость - настоящий герой советского времени.

Впрочем, почему только советского? Во все времена такие люди становились надеждой и опорой своего отечества - и потому были востребованы при любой власти. Им поручалась миссия проводников идеалов этой власти, всегда изначально гуманных и справедливых. Что получалось на деле, в нашем случае вопрос второй. Социальные герои Ульянова, как, впрочем, и он сам, искренне и беззаветно верили в правоту коммунистических идей и служили им, не щадя жизни. Так за что же каяться? “Мне удалось попасть в свое время”, - признавался сам актер, считая это попадание одной из главных составляющих своей счастливой творческой судьбы.

Две другие составляющие успеха, такие же важные и определяющие, он и вовсе считал подарком небес. Конечно, актерское дарование, помноженное на упертый характер, сделали из способного, но малообразованного деревенского паренька актера, удостоенного единоличного почетного титула “Суперзвезда”. Он до конца был предан советскому искусству, и искусство, в лице руководства партии и страны, платило ему взаимностью - пожалуй, не было в СССР актера, так щедро обласканного властью.

ТОНКАЯ НИТОЧКА

Третьей составляющей своего успеха Михаил Александрович отводил особое место. В своих мемуарах, которые он закончил за два года до кончины, Ульянов писал: “Путь актера тернист и бесконечно зависим... Но среди многих обстоятельств иногда решающую роль играет тот, кто рядом с тобой. Будь это друг, а еще важнее, если это жена. Угадаешь - и это позволит взлететь на вершину мастерства и популярности, не угадаешь - опустишься на дно. Я примеров тому знаю много. Ну а мне повезло”. Ему действительно повезло встретить свою главную женщину, и она - опять милость небес! - ответила ему взаимностью. Более того, она пожертвовала собственной актерской карьерой ради мужа и детей, став для Ульянова “идеальной спутницей”.

Он увидел Аллу Парфаньяк сразу, как только оказался в труппе Вахтанговского театра. И был сражен ее красотой, умом, прекрасными манерами девушки из профессорской семьи. Надеяться на взаимность не приходилось: Алла, уже известная к тому времени актриса, была женой Николая Крючкова - любимца всей страны и лучшего друга Василия Сталина, у них рос сын Коля. К тому же за Парфаньяк, одной из первых в Москве красавиц и модниц, ухаживали мужчины, от упоминания имен которых у начинающего актера дрожали колени, - Александр Вертинский, Марк Бернес, Леонид Утесов. Сам Ульянов вспоминает начало своей артистической карьеры так: “Я пил, пил, пил, пил... Мне много раз говорил Рубен Николаевич Симонов (худрук Вахтанговского театра): “Миша, не пей водку, на тебя это действует плохо, есть люди, которым ничего, а на тебя очень плохо”. Я послушаю - и опять пью, пью... И повесил свою судьбу на тонкую ниточку, которая могла в любой миг оборваться”.

БОЛЬШЕ НЕ ПРИСЛОНЯЛИ

Не оборвалась она только благодаря счастливому стечению обстоятельств. Во-первых, Парфаньяк ушла от Крючкова, который увлекся студенткой театрального училища. Во-вторых, Алла и Михаил оказались партнерами в спектакле “Великий государь”. Однажды после спектакля он пригласил Аллу на каток, она согласилась. Они стали встречаться, но целых четыре года Ульянову предстояло добиваться настоящей взаимности. Еще до начала их совместной жизни Алла поставила условие: никаких пьянок. Он клялся бросить, но опять срывался. И вот однажды, “...отчаявшись вразумить выпившего Михаила Александровича словами, Алла Петровна встала на подоконник на восьмом этаже, открыла окно и сказала: либо со мной, либо без меня. И я словно очнулся: бросил. Несколько лет вообще не пил. Ни грамма. Потом стал позволять себе чуть-чуть. Но такого, чтобы прислоняли, уже не было. А с некоторых пор к спиртному вообще стал равнодушен”. В 1959 году Алла и Михаил зарегистрировали свои отношения, в декабре того же года у них родилась дочь Елена. Увидев первый раз дочь, Ульянов заплакал.

В фильме “Простая история” героиня Нонны Мордюковой бросает герою Ульянова, не ответившему на ее чувство, упрек: мол, хороший ты мужик, но не орел. Примечательно, что тот же упрек Мордюкова могла высказать Ульянову и от своего имени - в той киноэкспедиции Нонна Викторовна всерьез увлеклась своим партнером. И тоже без взаимности. Впрочем, покушений на верность жене Ульянов пережил множество, но до конца остался “орлом” только для одной женщины. И ведь что удивительно: Парфаньяк не ездила за ним на съемки и гастроли, не отслеживала каждый его шаг, как это часто делают актерские жены. Первый муж их дочери, журналист Сергей Марков, написал о своем знаменитом тесте две книги, и в обеих звучит его бесконечное восхищение отношениями Аллы Петровны и Михаила Александровича. Он называл их верность и преданность друг другу не лебединой, как это принято, а волчьей - столько было в их любви страсти и силы.

Буквально через месяц после кончины Михаила Александровича у Аллы Петровны случился инсульт, она впала в кому и через полтора года тихо умерла, не приходя в сознание. Оно ей было больше не нужно, без Миши.

Вера Викторова

s-info