s-info

Сестра, тетя, мама

К Любе я попал после страшной трагедии, случившейся в нашей семье. На зимней дороге разбились родители вместе со старшим братом. В девять лет остался сиротой.

Любовь под дождем

Конечно, меня сразу подхватили родственники с обеих сторон. Прямо поделить не могли. В итоге я попал к ней, к Любе. Вначале принял ее за старшую сестричку. Нас разделяли всего-то восемь лет. Она тогда жила, считай, одна; думаю, искала родную душу, не надеясь на собственную мать. Та была совсем непутевой: пила, гуляла, воровала из дома вещи. Люба ее ненавидела, гнала, грозила: "Подрастет мой защитник, задаст он тебе!" Речь шла обо мне, и я был готов за юной тетей в огонь и в воду. Она была ласковой, нежной и очень красивой. Мы часто засыпали с ней вместе. Конечно, позже, к моему огорчению, это прекратилось. Меня всегда тянуло к Любе. Вначале как к маме, а потом я влюбился в нее. Своим небольшим умишком понимал, что это запретное чувство - нельзя любить родственницу, но ничего не мог с собой поделать. Любе было 27 лет, мне - 19. Ходил за ней хвостиком, смотрел во все глаза. При малейшей возможности тайком подглядывал. Нет, не пытался увидеть голой. Просто смотрел, какая она в те моменты, когда ее никто не видит: расслабленная и в то же время игривая. Балдел от ее рук с тонкими запястьями и длинными пальчиками. Любовался лебединой шеей, золотыми волосами. Тетя вступила в пору расцвета, когда нет отбоя от мужчин. Она любила кокетничать, но в последний момент ее что-то останавливало. Тогда я еще не понимал что. Мы так и жили вместе. Мать ее совсем опустилась, обитала во времянке - в дом ее не пускали. Пару раз она пыталась что-то украсть, замахивалась на Любу, и я злым коршуном отбивал атаки.

После любимая меня жалела: позволяла обнять себя, и мы долго-долго сидели в полной тишине и темноте. Я вдыхал ее запах, голова кружилась. В эти моменты мне хотелось ее придушить, укусить и медленно, смакуя каждый кусочек, съесть. Не подумайте ничего такого - это от полноты чувств!

А потом Люба встретила Колю. Он был настырным, влюбленным, готовым идти до конца. Башню у парня снесло крепко. Однажды он напал на Любу, чтобы взять силой. Она отчаянно сопротивлялась, но не кричала, боясь испугать меня. Я их обнаружил случайно. Драка вышла кровавая. Коля был слабее меня, к тому же во мне злости было больше. Избил я его жестоко, тетя еле оттащила. После случившегося он сдался. Слабак. Недостойный моей Любы. А она стала на меня посматривать. Мужским чутьем понял, и она меня полюбила, но что с этим делать, никто из нас не знал. Рассудила сама жизнь.

В тот день разразился страшный ливень, мы были уже на пути к дому. Спешно скрылись под раскидистой липой, но все равно промокли до нитки. Я прижал Любу к себе, она поддалась. Были влажные поцелуи, в мои ладони просачивалась ее горячая плоть: груди, бедра, попа, спина. Мы стояли у опасной черты. Вот-вот рубеж был бы перейден, но в этот момент раздался страшный грохот. В липу ударила молния, разбросав нас друг от друга. Это был знак: не делать то, чего мы хотели. Я слышал, как Люба плакала ночью. У самого текли слезы от несправедливости судьбы.

Получалось: мы никак не могли быть вместе. Никак! Это был поворотный момент. Близость между нами рассеялась. Оба поставили табу. Через год Люба вышла замуж, позже женился и я. Так получилось, что тоже на Любе, и дочку Любой назвал. Кажется, все ушло, перегорело, отпустило меня. Но в грозу я вспоминаю наш день, ласки и Божье наказание за любовь. За мою любовь к Любочке. Она была мне сестрой, тетей, мамой и стала любовью всей моей жизни.

М. Ш., Ставропольский край


ФИГАРО Увеличить фаллос - РЕАЛЬНО
НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы
Средство для увеличения потенции Аппилл

Вернисаж

С-И
Ситосан
Энтис спрей
Препарат Секстайм
Крем для увеличения груди pushap
s-info