s-info

Чужой в доме

Хорошее прошлое затмило пугающее настоящее. Мечусь, не знаю, как жить дальше.

Но это внутренне - внешне никак не показываю, чтобы и других не напугать. Рената я повстречала еще в школе. Учились в параллельных классах. Мальчишка со смоляными кудрями и темно-карими глазами мне очень нравился. А он сам уже на выпускном обратил внимание на меня - беляночку. Утром мы отстали от одноклассников и горячо целовались в кустах сирени. Ее запах до сих пор меня возвращает в тот день, связан с первым поцелуем, зарождавшейся любовью. Да, тогда мы влюбились друг в дружку. Я плакала, ведь мы были людьми разной культуры. Боялась, отец выпорет ремнем (хотя никогда не бил), если узнает о наших тайных встречах.

Долго прятаться не получилось. Мама обнаружила нас в городском саду. Не ругала, пригласила Рената в дом. Оказалось, в нашей крови тоже много всего понамешано и никто не против этого брака. Мы были самой красивой парой в загсе: черный и белая. Яркие, веселые, шебутные. Гуляла свадьба двое суток по всем обычаям, чтобы не обидеть ни мою, ни его семью. Жили хорошо, не ругались. Забеременела я быстро. Родила девчонку с черными кудрями в папу и голубыми глазками, как у меня. Куколка! Мои родители волновались, что ее украдут.

А жизнь украла, отняла моего Рената. Дочка еще маленькая была, я с ней дома сидела. Муж ушел на работу и больше не вернулся. Черные дни пришли в нашу семью. Его мать разбил инсульт, отец падал, но все искал его. К кому мы только ни обращались: и в милицию, и к бандитам, и даже к детективам. Ни следа... Исчез, будто и не было его никогда на белом свете. Год прошел, два, три, пять...

Мать Рената каждый день молилась: “Пусть тело найдут, схоронить хочу, предать земле. А вдруг он жив? Если нет, тело дайте, дайте мне тело сына!” Не дождалась, как и отец.

Ушли оба, а еще могли бы пожить. О себе и говорить нечего. Плакала все эти годы, дочке рассказывала о папе, чтобы помнила. Фотографии показывала, наши свадебные наряды, вещи, которые он сделал своими руками.

Спустя пятнадцать лет Ренат нашелся. Живой! Сам пришел в дом, постучал. Я сначала его не узнала: на пороге стоял мужчина, прошедший через тяжелые испытания. Не совсем здоровый, погасший, неухоженный. Узнав его, я там же, на пороге, потеряла сознание. Прибежали дочка, мама. Вой стоял, рев, смех истерический. Мы не были готовы к такой встрече, не знали, как себя вести. Мысленно я давно похоронила мужа. Как и его мать, просто хотела найти тело и упокоить по всем правилам, и тут такое...

О себе он говорил мало: попал в рабство, его били, сумел сбежать. Скитался, где-то жил, с кем-то делил кров. Был без памяти долго, потом она стала к нему потихоньку возвращаться. Домой добирался несколько месяцев. А я не могу с ним и не хочу.

Понимаете, чужой он мне совсем, не похож на моего Рената. Он и не он. Время меняет людей, но когда они вместе живут, не замечая этих перемен, привыкают к ним по ходу прожитых лет. А тут свалился на голову. И ведь муж. В постели с ним чуть не умерла со стыда. Словно с незнакомцем легла ни с того ни с сего. Он все чувствует, понимает, да некуда ему идти. Его семья - мы. Прогнать не могу. Дочка к нему еще ластится, а я хочу исчезнуть. Жаль, некуда. Да и его очень жалко. Сломанная жизнь.

А., не пишите мой город




НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы

Вернисаж

С-И
s-info