s-info

Не могу сказать "прощай"

Семья меня прокляла, узнав о моей беременности. Меня предали все: папа, мама, отец будущего ребенка.

Любовь была. С юношеским максимализмом я думала, что это навсегда. Ему 19 лет, мне - 17. Только-только школу окончила. Не отлипал от меня, когда мы оставались наедине, обещал, брал ответственность за взрослые игры между нами. А я верила. Затошнило, открылась мне правда, так летела к нему на крыльях: “Представляешь?! У нас будет ребенок”. А он потемнел лицом, окаменел даже. Я увидела перед собой чужого, незнакомого мне человека: “Рано нам еще. И это женские дела, сама разбирайся”. Меня тогда не ударили его слова - убили, размазали на том самом месте. Не было слов, слез... Я задыхалась от горя, а это было оно самое. Кинулась к маме с папой, ближе которых нет. Опять чужие люди появились передо мной. Отец орал про позор, что убьет меня и того подлеца. Мама встала на его сторону: “Как ты могла?! Жизнь испоганила себе и нам!” Разве ребенок - это несчастье? Почему никто об этом никогда мне не говорил? Почему самые родные и близкие так злы?

Родители мне сказали, чтобы шла я на все четыре стороны, и они не шутили. А куда мне было идти, к кому? Собрала сумку, встала в дверях, но никто меня не остановил. Пошла на вокзал, брать билет сама не зная куда. Потом подумала, что можно все одним махом решить - броситься под поезд. В последний момент меня схватила за руку какая-то женщина. Не помню, что она говорила. Только не бросила там, повела за собой куда-то. А я с белым лицом - ни кровинки в нем. Живот тянет и смерть ближе жизни. Тамара Валерьевна устроила к себе в школу мыть полы. Она была замужем, жила в каморке при школе, к ней отказалась идти. До родов я была сама не своя: не общалась ни с кем, умирала от страха за свое будущее и дочки. Она у меня родилась красивая и смешливая. В школе я проработала, пока Алена не подросла чуть. А потом мы колесили по стране в поисках своего места, где дом и все хорошо. Через пять лет меня нашли родители. В ногах валялись, просили прощения. Дочка сразу потянулась к бабушке с дедушкой. Ради нее и вернулась домой. Скажу честно, в душе я их не простила. Очень глубоко в душе. Все эти годы именно скрывалась от них, так бы никогда не вернулась. Мать с отцом, наверное, все понимают. Не лезут в душу. Сохраняем спокойные дружеские отношения. Живу я отдельно, а вот Аленку от них не оттащишь. Сейчас она добирает любовь моих родителей, которой раньше была лишена. Купается в любви, ласке. Самые вкусные кусочки ей, игрушки. А я все вспоминаю ее отца... Вот его бы я простила, как мне кажется. Только он нас знать не хочет и даже не пришел на Аленку украдкой посмотреть. Чувствую я это. У него растет своя Аленка, представляете, так же дочь назвал. А за нашу с ним душа не болит, не просит встреч. Не могу поверить, что так бывает. Любить его не люблю давным-давно. Обидно за дочку, больно и хочется, чтобы он знал, что нам пришлось пережить, потеряв веру в людей. Почему он мне ее не хочет вернуть? Прийти, покаяться - и у меня бы с души упал камень, который не дает спокойно жить.

Л. Д., Зауралье


НТВ о нас
НТВ о нас
Новый номер
Новый номер
Сплошные приколы
Средство для увеличения потенции Аппилл

Вернисаж

С-И
Ситосан
Энтис спрей
Препарат Секстайм
Крем для увеличения груди pushap
s-info