s-info

Папины башмачки

Отец у меня был знатным сапожником. К нему со всего двора ходили обувку починить, и даже из других районов приезжали. Умел не только ремонтировать, но и шить.

Красивые туфли сделанные папой

Иногда соглашался, если упросить, — и той обуви не было сносу. Папа долго изучал стопу клиента: вертел, крутил, ощупывал каждую ямочку, вымерял. Приглашал на множество примерок, и люди терпели, потому что наденешь — словно в мягкое облачко нога опускается. Не ходишь, а летаешь над землей. К моему 18-летию в подарок папочка сшил мне очень красивые туфельки — ни у кого таких не было. Вручая, еще пошутил: «Как сносишь, так выйдешь замуж». Я даже на него обиделась: ведь это не ширпотреб, такие можно носить хоть до пенсии. Наверное, папе просто не хотелось отпускать дочку в большой мир. Он мечтал отсрочить мою свадьбу, зная, сколько за мной ухажеров увивается. И его туфельки стали моим проклятием. Уже подружкам сделали предложения руки и сердца, уже поплясала я в папиной обуви на их свадьбах, а меня никто не звал. Женихи словно растворились в пространстве. Я плакала, папа меня утешал:

«Будет как в сказке, стопчешь свои башмачки — и встретишь принца». Да кто же в них верит? Спустя два года мой любимый отец скончался. Сердце остановилось. Вечером нашла его в рабочей комнате. Как сел за свой стол, так больше и не встал.

Признание в любви, в Париже

Маму мою схоронили через три года после моего рождения, я ее уже почти не помнила — только запах ее духов. Хотя на этом свете осталась я не одна — были у меня родные тети, дяди, братья и сестры. Правда, я уже сама была большая и уехала учиться в другой город. Времена изменились, мир был открыт каждому человеку. И представляете, появилась у меня возможность съездить в Париж! Исходила я его вдоль и поперек в тех самых туфельках. На совесть папочка их сделал, даже набойки не стесались и подметки остались почти как новенькие. Только на какой-то улочке ремешок у туфельки отвалился, и слетела она с моей ноги. Доскакала кое-как до скамейки, упала на нее — и расплакалась, вспоминая своего папу, нашу с ним жизнь, свой городок. Неужели стоптались башмачки через десять лет? Слезы у меня уже высохли, когда ко мне подошел привлекательный француз. Он опустился на колени и бережно взял порванную туфельку. На плохом английском мы сумели поговорить. Себастьян был восхищен работой, его интересовало, кто мастер и где он живет. Тогда я рассказала ему про далекую Россию, своего отца, который шил на заказ обувь. Оказалось, Себастьян работает на обувной фабрике, мечтает стать дизайнером. Путешествует по свету в поисках уникальных мастеров и вот встретил меня. Папочка был волшебником: стоптанные башмачки подарили мне будущего мужа. Сейчас я живу в Париже, а в нашем небольшом магазинчике на видном месте стоят те самые мои туфельки. Покупатели часто ими восхищаются, интересуются их историей. Мой муж сделал похожие, и они пользуются большим спросом. Так что мой папочка живет в памяти многих людей, которые с большим удовольствием носят его туфельки. А главное, что каждая пара заряжена на то, чтобы их обладательница встретила своего принца, как только она их сносит. Это уже я постаралась.

Элла, Париж

s-info