Голос небес

 

Стена между ними

"Как же я жить-то с ней буду, если радуюсь, что ее нет. - Денис потянулся, повернулся на бок и с блаженной улыбкой улегся на вторую, пустующую, подушку. - Как-нибудь, привыкну, ничего..." Подушка еще не набрала запаха Кристининых духов, всего ее благоухающего тела - пахла чистотой, и это понравилось Денису. Ему вообще нравилась его новая квартира, в которой он провел первую ночь в упоительном одиночестве. Нравился студийный простор, ровный белый потолок, не пораненный светильником, тисненые обои цвета спелых оливок. Особенно нравилось окно во всю ширину комнаты с дверью на лоджию. А лоджию, вдоль всего окна, он и вовсе считал сбывшейся мечтой - 25-й этаж, выше только облака. Утреннее небо, свежее и чистое, обещавшее жару на весь начинающийся день, смотрело на Дениса через распахнутые занавески. "Счастье... какое оно, в сущности своей, простое", - размышлял Денис, опять потягиваясь и собираясь вставать.

И в эту минуту осознанного, физически ощутимого восторга от простора за окном и довольства собой он услышал голос. Пела женщина, явно оперную арию. Сначала Денис решил, что кто-то из соседей включил запись, но не было музыки. Дивной красоты голос, довольно низкий, грудной, - он улетал прямо в небо, возвращался и заполнял его комнату, все пространство вокруг. Денис вышел на лоджию - женщина пела рядом, может быть, даже на соседнем балконе. Он не узнал оперу, итальянские слова были непонятны, но это придавало пению нереальную прелесть - человеческий голос звучал как музыкальный инструмент - прекрасный, совершенный, неведомый ему. Денис не любил и не понимал оперу, так скучал и мучился, что вычеркнул навсегда это дело из списка своих интересов. Сейчас ему не было скучно, он замер у распахнутого окна и не мог пошевелиться, думать, чувствовать, дышать - был только голос.

Он смолк неожиданно, как и зазвучал. Наступившая тишина показалась Денису грубой и ненужной, он перегнулся через лоджию в надежде увидеть певицу, но между его и соседним балконом была основательная стена - ее квартира располагалась в соседнем подъезде. "Надо будет узнать, кто она", - решил Денис, направляясь в ванную.

Женщина его мечты

По дороге в банк, где он трудился, Денис еще думал о чудном голосе, посетившем его на заре, о певице - какая она? Толстая и грудастая, как большинство оперных див? Или, может, молодая, гибкая, страстная - он слышал, что и такие стали появляться в оперном мире. Воображение рисовало что-то неопределенное, зыбкое, но прекрасное, как ее голос. Однако на службе игра воображения затихла сама собой, уступив место цифрам, таблицам, встречам, переговорам.

В конце рабочего дня заехала Кристина и потащила его по магазинам - до свадьбы оставался месяц, потом - в клуб, потом - к себе. О такой женщине, как Кристина, мечтает каждый мужчина. Когда-то мечтал и Денис, но когда мечта осуществилась и она по собственной инициативе оказалась в его объятиях, то особой радости ему не принесла. Если бы не ее папаша, владелец того самого банка, где работал Денис, он и дня не стал бы терпеть ее причуды. Но случилось нечто из ряда вон выходящее: Кристина возжелала стать его женой, и он не смог ей отказать. Конечно, это была очередная блажь - Денис понимал, что он хотя и перспективный сотрудник, но Кристине неровня, но не отказываться же, когда такой куш плывет в руки. Папаша побурчал, потом смирился, но авансов Денису не выдавал - ждал и, поди, надеялся, что Кристина передумает.

Если бы Кристина и в самом деле передумала, Денис вздохнул бы с облегчением. Он даже иногда, смущаясь перед самим собой, бормотал незатейливую молитву, которой научила его в детстве бабка, прося Небеса еще об одном чуде - чтобы свадьба не состоялась. Сам он отказаться не мог, не хватало пороху, да и кто бы на его месте отказался от дочери босса? Он столько сил положил, чтобы попасть в этот банк, столько поклонов отбил, чтобы получить эту должность, а тут еще Кристина... "Нет уж, ищите дураков. Потерплю, привыкну, оно того стоит..." - уговаривал себя Денис, бросаясь в Кристинину постель, как на амбразуру.

Ее роскошное холеное тело белело на темного шелка простынях, словно алебастровое. Оно манило мужское естество своим совершенством, обещая блаженство. Но Кристина не умела любить и не хотела познавать эту премудрость. Денис в ее спальне чувствовал себя служащим банка, которому оказана честь выполнить ответственнейшую операцию - обслужить это тело. И он добросовестно оправдывал доверие, тогда как Кристина в эти минуты любовалась сапфирами на своих браслетах, горевшими синим огнем на ее тонкой руке. Или перстнем с бриллиантом, который подарил ей Денис на помолвку.

Если ему удавалось прорваться к ее либидо и услышать стон удовлетворения, она благосклонно целовала его в щеку возле уха. Если не удавалось, надувала губки и, позвякивая платиновыми кольцами на запястье, вставала и уходила в ванную, чтобы смыть немедленно следы Денисова пребывания. "Зачем я ей?" - в очередной раз спрашивал он себя и не находил ответа. Как-то он спросил об этом Кристину, она вскинула на него свои небесно-голубые очи и проворковала:

- Странный вопрос... Ты красивый, сильный, я люблю тебя. Что-то не так?

- Да нет, все так, - поспешил уверить ее в своей покорности Денис, и тут же вспомнился в его душе бабкин урок.

Уведомление о переменах

Та ночь с Кристиной ничем не отличалась от предыдущих. И, как всегда в таких случаях, Денис вышел от нее пораньше, чтобы заехать к себе переодеться. Он только открыл дверь, как услышал вчерашний голос. И, как завороженный, пошел на него, боясь упустить хоть один звук. О чем она пела? Денис уже сто раз пожалел, что не владел итальянским, но было очевидно и без перевода: она пела о любви. Голос страдал и плакал, ликовал и дрожал от страсти, опускался в самые низы своего диапазона и опять улетал в небо. Это было чудо, сказка, Денису хотелось плакать от восторга, немедленно бежать к этой женщине и целовать ее руки, стоя на коленях. Голос замолк, а Денис все стоял возле открытого окна, не в силах смириться с тишиной.

Потом начался обычный рабочий день. Вечером, после привычного маршрута по магазинам и клубам, он вернулся домой. Что-то случилось с его душой. Ему расхотелось притворяться и оправдывать доверие, ему хотелось любви, о которой пел голос за стеной и о существовании которой он совсем забыл на темного шелка простынях. Он ждал завтрашней встречи с голосом с таким же трепетом, как когда-то свидания с Наденькой - ласковой и чистой операционисткой их банка, которую вытеснила из его жизни Кристина. Денис завел будильник и все равно долго не мог заснуть от нетерпения, от предвкушения восторга, который дарил ему утренний голос. Но утром за стеной была тишина. Не запела женщина и на другой день, и на следующий. Денис вышел из подъезда и вместо того, чтобы сесть в машину, направился к соседнему. Консьержка смотрела на него враждебно - не успела, видно, проснуться.

- О ком вы спрашиваете? - зевнула она и прикрыла ладошкой рот. - О колясочнице с 25-го? Отмучилась, бедняжка. Болела очень. А ведь как пела! Соловей... Завтра хоронят.

Денис едва успел войти в свой кабинет, как секретарша сообщила, что его вызывает босс.

- Вот что, Денис, не знаю, как вас по отчеству, - начал хозяин, не здороваясь. - Кристина... моя дочь, - уточнил он бесцветным голосом, - просила уведомить, что она передумала выходить за вас замуж. У меня на место ее мужа есть другая кандидатура, и она согласна.

Денис молчал, не зная, как реагировать на это уведомление.

- Так вот, я решил перевести вас на новую должность, с повышением оклада. Но это не компенсация за моральный ущерб, это плата за ваше благоразумное поведение, - он кашлянул и взглядом показал Денису на дверь.

Проходя через операционный зал, Денис увидел Наденьку, говорящую с клиентом. Она тихо улыбнулась Денису и поправила волосы - на безымянном пальчике правой руки блеснуло обручальное колечко. Денису стало грустно - но всего лишь на миг. Его ожидало так много забот на новой должности, что грустить было некогда.

Загрузка...

Письма

Двух уст прикосновенье

Этот праздник выглядит несколько странно, тем более для чопорной Великобритании XIX века, где он зародился. Тем не менее каждый год 6 июля все человечество отмечает День поцелуя.

Sex от А до Я

История "Эммануэль"

"Самый кассовый кусочек... в истории кино" - так коротко отрецензировал фильм "Эммануэль" английский журнал Monthly Film Bylletin в 1974 году. Еще бы! Взошедшая на парижские экраны 10 декабря 1973 года "Эммануэль" оставалась на них постоянно без перерыва до 14 апреля 1981 года, то есть 355 недель; за это время фильм посмотрели 2 миллиона 820 тысяч зрителей. Только в Париже! Это один из рекордов в анналах кинематографа.

Загрузка...