Надо что-то менять

(Окончание. Начало в №10)

 

ПОРА ПРИСТУПАТЬ

Редактором Елена Николаевна проработала четыре года, а потом издательство закрыли. Тут-то она и вспомнила о своем педагогическом образовании. Отучилась на курсах переподготовки учителей и пришла в школу преподавать литературу, на двадцать с лишним лет.

А в тот апрельский день, когда, сидя в кресле, итожила прожитую жизнь, Елене Николаевне исполнилось пятьдесят пять. Пенсия. Кирилл даже не вспомнил о ее юбилее. Может, и к лучшему. Сходила с детьми в ресторан, получила подарки, выслушала поздравления - на этом торжества и закончились. Пора было приступать к действиям.

Примерно за год до этого во время очередного пьяного дебоша она пригрозила Кириллу, если тот не перестанет пить, она с ним разведется. В ответ услышала: "Да куда ты, старая дура, денешься. Кому ты нужна, школьная крыса?" Еще одна попытка оговорить с Кириллом условия развода закончилась примерно так же, с той лишь разницей, что в конце тирады она услышала: "Развод не дам. И не думай, и не надейся".

"Дело твое", - решила для себя Елена Николаевна и, не говоря больше мужу ни слова, подала заявление на расторжение брака. Повестку в суд, которая вскоре пришла по почте на имя Кирилла, она молча положила на кухонный стол. Эффект был громкий и матерный.

"Дело твое", - опять сказала про себя Елена Николаевна и стала ждать истечения трех определенных законом месяцев, после которых брак расторгается без согласия второго супруга.

 

БЕГСТВО

Вторым пунктом ее плана числилось увольнение с работы. На следующий же день после своего дня рождения Елена Николаевна пришла в кабинет директора с заявлением об увольнении - сразу после окончания учебного года. Директор всполошился:

- Мы вас так ценим, да как же школа без вас, дорогая Елена Николаевна? Подумайте, взвесьте - может, поработаете еще, мы только рады будем. Вы в прекрасной форме, дети вас любят…

- Спасибо, но я для себя все решила, - заявила Елена Николаевна тоном, не оставляющим надежды.

Из школы Елена Николаевна отправилась в суд - за свидетельством о расторжении брака. Основную часть плана по своему бегству из прошлой - опостылевшей - жизни она выполнила. Наступала пора наслаждаться свободой, радоваться ни с чем не сравнимому чувству независимости - теперь она принадлежала только себе самой. Так радостно, так легко было у нее на душе, что хотелось сию минуту мчаться в аэропорт, чтобы уже через пару часов вдохнуть морской воздух всероссийской здравницы. А потом броситься в ласковые черноморские волны, затихнуть душой и телом на полупустом июньском пляже. Елена Николаевна заранее созвонилась со своей подругой еще по издательству, которая несколько лет назад купила дом в Пицундском ущелье и звала ее приехать каждое лето, но как она могла уехать от Кирилла?

Сейчас Елене Николаевне было все равно, что будет с бывшим мужем в ее отсутствие, она больше не хотела жить в его пьяном угаре - разошлись их дорожки.

 

ТЕПЛО И ПОКОЙ

Первые два месяца в Пицунде показались ей раем: подруга была любимой и доброй, в душу не лезла, жизни не учила - им было хорошо вместе. Погода, море, фрукты, поездки на Рицу и в Новоафонский монастырь, новые люди, которые приезжали в большой и гостеприимный дом в ущелье, друзья подруги, которые сразу же становились и ее друзьями. Елену Николаевну радовало все, наполняло ее уставшую душу теплом и покоем, утверждало в мысли, что она поступила правильно. А потом, как это всегда бывало с ней, она вдруг погрустнела. Заскучала по детям, хотя перезванивалась с ними чуть не каждый день, по Москве, по своей квартире. И, что самое удивительное, по Кириллу. Она спрашивала у Киры, как отец, та отвечала: нормально, как всегда. Как всегда - значит, пьет, не просыхая, раз уж последний тормоз сбежал из дома. Значит, голодный, необстиранный.

 

ТЫ МЕНЯ ОСУЖДАЕШЬ?

Вернулась домой в последних числах августа, к началу учебного года - как будто собиралась на работу. В квартире было подозрительно тихо, но еще более подозрительным ей показалось абсолютное отсутствие следов пребывания в ней Кирилла - чисто убрано, все на местах, пустой холодильник. Только теперь дочь призналась, что отец еще в июне, вскоре после нее, уехал в какую-то экспедицию со старым другом. В какую именно, не сказал, и не сказал, когда вернется.

- Мам, ты прости, я не хотела тебе говорить - портить отдых, - извинялась Кира. - У вас с отцом что-то случилось?

- Мы развелись. И ты меня извини, что не сказала, - отступать Елене Николаевне было некуда. - Я не выдержала. Ты меня осуждаешь?

- Нет, что ты?! Как ты еще столько лет терпела, удивляюсь, - Дочка явно старалась утешить, и Елене Николаевне это было приятно.

 

ЗАПАС ЭГОИЗМА

Кончился отпуск, начались будни - но ее будни теперь не были заполнены делом и ничем не отличались от выходных, она не знала, чем насытить эту прорву свободного времени. Конечно, Елена Николаевна походила в театры - посмотрела спектакли, которые проходили в ее долгосрочной программе по списку обязательных культурных мероприятий. Посещала выставки, к счастью, по осени они открывались одна за другой. Много читала, навещала родственников и друзей. Но все это было приятным времяпрепровождением, не настоящей для нее жизнью. Родили бы ей дети внуков, все бы встало на свои места. И дело бы появилось, и смысл, и радость.

Елена Николаевна давно поняла, что внуки ей нужны ничуть не меньше, чем дети - только они и могли бы оправдать ее пребывание в этом мире, особенно сейчас, когда так много свободного времени и так много неизрасходованной любви, желания отдавать себя. Вот, оказывается, в чем ее проблема - за жизнь она не наработала достаточного количества эгоизма, который бы спас ее сейчас от одиночества, сделал бы сильной и самодостаточной. Не в том смысле, что ей скучно с собой, а в том, что ей мало только себя. А любить-то ей по большому счету и некого… У детей своя жизнь, лучшее, что она может для них сделать, - не мешать.

Жалела ли Елена Николаевна, что так резко - практически в одночасье - разрушила свою прошлую жизнь? Нет, не жалела - в ней не было радости, она измучила ее, иссушила душу. И Кирилл пропал, и где его искать - неизвестно. Жив ли?

ПОМОГЛА ЛЕНА

Елена Николаевна ходила из угла в угол, от волнения попробовала закурить, чего не делала никогда раньше, - закашлялась, задохнулась. Да так сильно, что решила побыстрее выйти на улицу, на воздух. Наспех оделась, выбежала из подъезда на скользкий асфальт - после дневного дождя к ночи подморозило. Дальше все происходило, как в кино с замедленной съемкой, - ноги разъехались в разные стороны, она упала как-то неловко, набок. Услышала треск сломанной кости и - боль, да такая, что потемнело в глазах. К счастью, сосед возвращался с работы, вызвал "скорую".

Врач сказал, что после наркоза ей необходим покой. Лучше всего - побольше спать, и Елена Николаевна действительно чувствовала себя уставшей и слабой. Честно старалась уснуть, но не получалось - мысли крутились в голове. Странные какие-то мысли, ласковые. Она позвонила детям, те обещали приехать вечером. Незаметно для себя Елена Николаевна стала думать о том, как было бы хорошо сделать в их с Кириллом квартире ремонт. С чего это вдруг такие мысли? Хорошо бы потолок покрасить, обои поклеить новые - яркие, чтобы было в комнатах весело. Мысли начали путаться, и она уснула.

Когда Елена Николаевна проснулась, на стуле рядом с ее кроватью сидел Кирилл. Она никогда не видела его таким - в свитере крупной вязки, с бородой. И абсолютно трезвым.

- Здравствуй, - сказала тихо.

- Вот вернулся… - Кирилл смутился и опустил глаза.

- А где ты был?

- На Лене, на реке Лене - в Якутии. Помнишь, я тебе рассказывал, что мой друг - мы с ним служили вместе - стал гидрологом. Вот я и напросился к нему в экспедицию. Мне же надо было как-то жить после твоего свидетельства на двери…

- И как - помогла тебе Лена? Смешно, она тоже Лена…

- Помогла, я все это время не пил. Они в экспедиции практически не пьют.

- Не врешь? - Елене Николаевне очень хотелось верить Кириллу.

- Не вру, - ей показалось, что он сейчас очень похож на того Кирилла, который много лет назад уговаривал ее поехать с ним в Берлин. - Знаешь что? Нам с тобой нужно сделать ремонт - я денег заработал. Как тебе такая идея? Если не против, завтра же и начну.

- Только обои купи яркие, чтобы было весело и уютно…

Только через месяц Елену Николаевну выписали наконец из больницы. Кирилл приехал за ней с цветами. Легкая таинственная улыбка не сходила с его уст. Когда Елена Николаевна вошла в их квартиру, она все поняла: в доме пахло свежим ремонтом. А в спальне стены были оклеены именно теми обоями в цветочек, что представлялись ей в больнице. И которые она выбрала бы сама.

Проснувшись утром в своей новой спальне и слыша рядом спокойное дыхание Кирилла, она даже слегка покраснела, когда вспомнила, что они вытворяли в постели этой ночью. А потом поняла: никакой ошибки не было, она вышла замуж именно за того человека, который ей был нужен.

Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...