Роман о Виолетте (ч.1)

Предисловие

... Со мною случаются приступы хандры, я оглядываюсь назад; именно в одну из таких печальных минут я взялся за перо, пытаясь запечатлеть на бумаге лучшие воспоминания былых лет.

Та, что пробуждает мои дремлющие чувства, проносящиеся лишь, увы, легким поэтическим облачком в воздухе, которым я сейчас дышу, носила на земле благозвучное имя Виолетта. Никому неведомо, кого скрыл я под этим красивым псевдонимом. А значит, я волен откровенно описать историю нашей любви!

Все же с моей стороны было бы осмотрительным предварить эту книгу некоторыми объяснениями, прежде чем доверить ветерку принести на стол отважного издателя повествование, не предназначенное для юных девиц. Целомудренные читатели, боязливые читательницы, страшащиеся назвать кота - котом, а Ролле - мошенником, вовремя остановитесь: я писал не для вас. Пусть лишь те, кто понимает, преклоняется, изучает сладчайшую науку, именуемую Наслаждением, следуют за мной.

Глава I

В пору моего знакомства с Виолеттой мне минуло тридцать лет.

Я жил на пятом этаже прекрасного, внушительного дома на улице Риволи. Наверху в бесчисленных комнатенках жила прислуга и молоденькие мастерицы, работавшие у торговки бельем. О чем я мечтал? Теперь я уже ничего не вспомню, наверное, о том, о чем фантазируют в тридцать лет: о любви, о женщинах, которых уже встретил, а еще чаще о тех, которых еще не встречал.

Во власти одной из грез, уводящих в беспредельное пространство между небом и землей, я вздрогнул при звуке башенных часов соседней церкви, пробивших два часа ночи, и тут мне показалось, что кто-то постучался в мою дверь. Подумав, что ошибся, я прислушался: стук повторился. Я пошел взглянуть, кому вздумалось посетить меня в подобный час. В отворенную дверь проскользнула юная девушка, почти ребенок.

- Ах, месье, спрячьте меня, прошу вас! - залепетала она.

Я приложил палец к губам, предписывая ей хранить молчание, осторожно притворил дверь и, следуя за образовавшейся полоской света, обняв за плечи, препроводил ее в спальню.

Это была очаровательная пятнадцатилетняя девочка, вполне сформировавшаяся, хотя тоненькая и хрупкая, как тростинка.

Не стараясь нащупать ее грудь, рука моя случайно скользнула поверх, натолкнувшись на живую округлость. От одного этого прикосновения по жилам моим пробежала дрожь. Есть женщины, наделенные природой чарующим даром пробуждать чувственность, едва до них дотронешься.

- Мне так страшно, - прошептала она.

- Неужели?

- О да! Какое счастье, что вы еще не спите.

- И кто же вас так сильно напугал?

- Господин Берюше.

- Кто такой господин Берюше?

- Муж белошвейки, у которой я работаю там, внизу.

- И чем же вам досадил этот господин Берюше? Ну же, рассказывайте.

- Вы приютите меня на всю ночь, не так ли?

- Вы останетесь здесь столько, сколько пожелаете.

- Я не имею обыкновения выставлять за дверь красивых девушек.

- О, я еще всего лишь маленькая девочка, а не красивая девушка.

- Как сказать!..

Разговор

Взгляд мой, нырнув сквозь ее приоткрытую рубашку, обнаружил, что она вовсе не такая уж маленькая девочка, какой представляется.

- А как зовут вас?

- Виолетта.

- Отчего же вы испугались господина Берюше?

- Оттого, что он все время пытался меня поцеловать.

- А вам было неприятно, что он хотел вас поцеловать?

- Ужасно неприятно!

- Почему вам это так не нравилось?

- Потому, что я считаю его уродливым, и к тому же он, кажется, добивался чего-то большего, чем поцелуй.

- Чего же он еще добивался?

- Не знаю.

Пристально вглядываясь в нее, я старался определить, не насмехается ли она надо мной. Безукоризненно целомудренное выражение лица свидетельствовало об ее искренности.

- Но кроме попытки поцеловать вас он предпринимал еще какие-то действия?

- Да.

- Какие же?

- Позавчера, когда я улеглась в постель, кто-то поднялся и старался открыть дверь моей комнаты. Предполагаю, что это был он.

- Он ничего не произнес?

- Тогда - нет, но днем подошел ко мне: "Не закрывай сегодня вечером свою дверь, малышка, как ты это сделала вчера ночью, мне нужно сказать тебе что-то важное".

- Вы все же заперли дверь?

- Еще бы! Тщательнее, чем когда-либо.

- И он явился?

- Пришел, стал поворачивать ручку двери во все стороны, тихо стучался, потом сильнее, приговаривая: "Это я, открой же, это я, моя милая Виолетта". Как вы понимаете, я не отзывалась, а тряслась от страха в своей постели. Сегодня весь день он на меня дулся, и я надеялась, что на этот вечер отделалась от него. Я уже почти разделась, как видите, вспомнив, что нужно запереться на засов. И тут обнаруживаю, что моя задвижка похищена, у меня теперь нет замка, а значит, дверь больше не запирается. Тогда, не теряя ни секунды, я сбежала и постучалась к вам.

Поцелуй

И малютка обвила руками мою шею.

- Меня, значит, вы не боитесь? - удивился я.

- О нет!

- И если бы мне захотелось вас поцеловать, вы бы не сбежали?

- Посмотрите, как бы я поступила, - и она прижала свой свежий влажный ротик к моим иссохшим губам.

Руки мои, словно повинуясь чужой воле, обхватили ее головку, а губы на несколько мгновений задержались на ее губах, пока кончиком языка я поглаживал ее зубы. Она закрыла глаза и, запрокинув голову, произнесла:

- Как приятно целоваться!

- До сих пор вам это было незнакомо?

- Нет, - она провела языком по своим разгоряченным губкам. - А сейчас был самый обычный поцелуй?

- Так целуют тех, кого любят.

- Значит, вы меня любите?

- Пока нет, но весьма к этому расположен.

- А как поступают, когда любят друг друга?

- Целуются, как мы только что.

- И ничего больше?

- Ничего.

- Странно, а мне казалось, должны присутствовать еще какие-то желания, будто поцелуй при всей его приятности - только начало любви.

- Расскажите о своих впечатлениях.

- Трудно выразить словами: истома во всем теле, блаженство, какое я порой испытываю во сне.

- А пробуждаясь после таких счастливых снов, что вы чувствуете?

- Я вся разбитая.

- И у вас никогда не возникало подобных ощущений наяву?

- Только сейчас, когда вы меня поцеловали.

- Неужели я - первый мужчина, который вас целует?

- Такое со мной впервые. Отец часто целовал меня, но это было совсем по-другому.

Красивая девушка

- В таком случае, вы девственница?

- Девственница? Что это означает?

В ее интонации не было ни тени притворства. Я преисполнился жалости или, скорее, почтения к невинной девочке, столь безоглядно доверившейся мне. Было бы преступно похищать украдкой, точно вор, бесценное сокровище природы, которым она, сама того не ведая, владела и которое, единожды отданное, утрачиваешь навсегда.

- А теперь, дитя мое, давайте спокойно все обсудим, - и я выпустил ее из своих рук.

- Ведь вы не отошлете меня обратно?

- Не волнуйся, я так рад, что обрел тебя.

И, собравшись с мыслями, я продолжил:

- Послушай, поступим вот как - зайдем за твоей одеждой.

- Очень хорошо. И куда я отправлюсь?

- Отныне это уже моя забота. А сейчас поднимемся вдвоем в твою комнату.

- А как же господин Берюше?

- Скорее всего, его там нет. Уже три часа ночи.

- А что мы будем делать у меня в комнате?

- Возьмем твои вещи.

- А потом?

- У меня в городе есть еще одна квартира, я отвезу тебя туда с пакетиками, там ты напишешь письмо господину Берюше, я тебе продиктую. Согласна?

- Ах да, я сделаю все, что ты захочешь!

Мы поднялись в комнату, лишенную засова, собрали скромные пожитки Виолетты - их оказалось так немного, что они без труда уместились в одной дорожной сумке. Она оделась, и мы спустились к воротам. Не найдя фиакра, мы, рука об руку, весело и непринужденно, как два школьника, зашагали на улицу Сент-Огюстен - месторасположение очаровательной квартирки, куда я хаживал в те дни или, вернее, в те ночи, когда предавался распутству.

Продолжение следует...

Загрузка...

Письма

Двух уст прикосновенье

Этот праздник выглядит несколько странно, тем более для чопорной Великобритании XIX века, где он зародился. Тем не менее каждый год 6 июля все человечество отмечает День поцелуя.

Sex от А до Я

История "Эммануэль"

"Самый кассовый кусочек... в истории кино" - так коротко отрецензировал фильм "Эммануэль" английский журнал Monthly Film Bylletin в 1974 году. Еще бы! Взошедшая на парижские экраны 10 декабря 1973 года "Эммануэль" оставалась на них постоянно без перерыва до 14 апреля 1981 года, то есть 355 недель; за это время фильм посмотрели 2 миллиона 820 тысяч зрителей. Только в Париже! Это один из рекордов в анналах кинематографа.

Загрузка...