Три могилки

Три могилки

У каждого своя судьба. И у нее, Евдокии Царевой, своя. Но какая…

 

ЗА УПОКОЙ ДУШИ

- Ну вот, Мишенька, я и пришла тебя помянуть. И сыночка твоего Ваню привела, - погладила Евдокия скромный крест. Достала еду и чекушку водки. Повернулась к детям:

- Помянем, дядю Мишу, не знали вы его, так что ж… За доброту и память Бог еще никого не наказывал. А ты, Ванечка, — повернулась пожилая женщина к высокому статному парню, — ты выпей за отца-то. Чтоб ему хорошо на том свете жилось.

Иван, глянув на мать, опрокинул рюмку. Подошел к кресту, на котором уже почти стерлись фамилия и имя. О чем Иван думал в тот момент? Может, о том, как скоротечна жизнь? Вот только и остается эта маленькая черточка между датами. Родился - умер…

Смеркалось, когда Евдокия, обойдя еще две могилы вместе с 18-летней Варенькой и 12-летней Аришкой, засобиралась домой.

- Скоро снова придем, ты, деточка, не плачь, - погладила она по головке Варю. - Папе твоему Николаю и мамочке Любе, царствие им небесное, оградку скоро поправим. А на могилке твоей мамы Кати мы деревце посадим, - обняла Евдокия Аришку. - Хочешь, сирень, а хочешь, жасмин…

 

МАТЕРЫЙ

Судьба… Кто-то в нее верит, кто-то нет. В маленьком Грайвороне, где 50 лет назад родилась Евдокия, все жили по давно известному сценарию. Вот и Дуся… Отучилась в школе, пошла работать на хлебозавод, а по вечерам бегала в Никольский храм помолиться. Чего ждала от жизни? А чего ждут 18-летние девушки? Любви, конечно. Только любовь отыскала Дусю поздно, когда она уехала от родителей в Белгород и там окончила педагогическое училище. Стала работать с первоклашками. Умела к каждому свой "ключик" подобрать, и дети платили ей искренней любовью. Как-то на одно из родительских собраний и пришел Михаил Матерый: отец маленького Вани. Фамилия - еще та, а сам невысокого роста, застенчивый. Да и сын в отца: улыбчивый, неспортивный, учился отлично. И вдруг заболел. Пришла Евдокия Николаевна проведать ученика, а отец с порога:

- Не посидите с Ванькой? Мне в рейс срочно, отпроситься нельзя…

Дуся лишь руками развела:

- А мама… Мама Ванечкина где же?

- Да нет у нас мамы, - бросил на ходу Михаил, положил на стол ключи и, оглянувшись, показал на холодильник:

- Все приготовил. Там хватит. За сутки обернусь.

 

СЕМЬЯ

Мы сидим дома у Евдокии Николаевны: чисто, светло, занавески в горох, цветы на подоконнике. И не беда, что частный домик на окраине Белгорода, и в родную школу приходится добираться на перекладных.

- Что же было дальше? - не терпится узнать.

Евдокия Николаевна, наклонившись над альбомом со старыми фотографиями, светло улыбается:

- Любовь у нас с Михаилом случилась. Тут ведь как … - вздыхает она. - Жену-то его за пьянку материнских прав лишили. Уехала она на Севера — и как сгинула. Вот Михаил один и растил сына, а тут я…

Жили Евдокия с Михаилом славно. Скоро маленький Ваня стал называть Евдокию мамой, она его усыновила. Так и пролетали год за годом: Михаил шоферил, ездил по всей области. Потом домой как на крыльях, любил сильно Евдокию, Дусю свою, или, как он ее звал, Душеньку… О своем ребенке мечтали, да не успели.

- Перевернулся Миша на машине, с тормозами что-то приключилось, - сереет лицом Евдокия Николаевна. - Ванечке тогда только десять исполнилось. Не знаю, откуда силы взялись, чтобы горе пережить и ребенка поддержать. Уж больно он плакал по папке. Теперь-то Иван уже взрослый парень.

Евдокия захлопывает потертый альбом с фотографиями, долго смотрит в окно невидящим взглядом и вдруг, словно опомнившись, спрашивает:

- Чаю хотите?

 

ПОЖАР

Почему так в жизни? Одному - все! А другому - ничего! Одному - полная ложка дегтя, а другому - бочка меда. Евдокии досталось вперемешку…

После той страшной трагедии прошло семь лет. Евдокия по-прежнему преподавала в школе, которую Ваня уже окончил и готовился в институт.

- Нет, у меня и мысли не было на кого-то там посмотреть. В сердце все еще жил Миша… А тут вдруг стал за мной ухаживать сосед Николай. Его дом аккурат напротив нашего. Хоть и приятный мужчина, и нравился он мне, так ведь женатый. И жену его Любу я хорошо знала, у меня ж в школе их дочка Варенька училась. Семью разбивать негоже. Три года Николай добивался Евдокию. Любила, а стояла неприступной крепостью. Лишь однажды удалось ему сорвать с ее губ поцелуй. А еще увидеть слезы, которые потекли рекой, едва попробовал приласкать.

- Пробегала мимо него, глаза поднять боялась, - рассказывает Евдокия Николаевна. - Даже уехать думала, чтобы не бередить душу. Да, видно, судьба за нас все решила.

В ту ночь Евдокия с Ваней проснулись от надсадного крика:

- Пожар! Пожар!

Глянула Евдокия в окно, а дом Николая свечой полыхает, рядом люди суетятся. Она, как была, в ночной рубашке выскочила. А в голове одна мысль стучит молотком: там же Коля, Люба, Варенька…

Пока ехали пожарные, соседи, как могли, тушили пожар. Какое! Дом выгорел дотла… Позже эксперты только головешки вместо людей обнаружили. Пока экспертизу делали, выяснилось, что Николай и Люба сгорели заживо. Трупа Вареньки, к счастью, не было. Кто-то из соседей вспомнил, что Николай накануне говорил, мол, девочку отправили к бабушке в Орловскую область на лето…

- И что? - смотрю на Евдокию.

Она опускает глаза:

- Посчитала я тогда - и не жалею, - что должна Вареньку взять к себе… Жалко девчоночку-то. Знает она меня хорошо. А еще как бы в память о моей любви к Николаю.

Так у Вани появилась младшая сестренка Варвара.

 

ТРИЖДЫ В ОДНУ РЕКУ

Дважды в одну реку, говорят, не войдешь. А трижды? Всю жизнь судьба словно испытывала Евдокию. Уже дети выросли, Иван работал в большом овощеводческом хозяйстве агрономом, Варенька поступила в медицинское училище, а Евдокия по-прежнему учительствовала и не думала ни о каких изменениях в своей жизни. Только…

- Дусь, разговор есть, - остановила как-то Евдокию прямо у дома подруга Катерина. Евдокия обрадовалась, в последнее время из-за занятости они редко виделись. Захлопотала, накрыла стол. Катя тяжело опустилась на стул:

- Беда у меня, подруженька… Врачи установили рак. Говорят, запустила я. Даже оперировать не берутся.

Евдокия от ужаса окаменела и только сейчас увидела, как похудела, осунулась и словно постарела Катя, а ведь на 10 лет Евдокии младше.

- Да как же это? Если надо, я с твоей Аришкой посижу. Ты в Москву езжай, там помогут…

Но Катя лишь скорбно покачала головой:

- Поздно. Да и деньги нужны. Вот, - протянула она Евдокии небольшой сверток:

- Документы тут на дом, метрика Аришкина и накопления мои - 100 тысяч рублей. Мне уже не понадобятся.

Обняла Евдокию, прижалась, глаза блестели:

- Ты уж не откажи, подружка, дочку мою Аришеньку после моей смерти возьми к себе, а? Обещаешь? Иначе не будет мне покоя на том свете. Не хочу, чтоб девочка моя по детдомам скиталась. Обещай!

И Евдокия пообещала.

Катю похоронили через три месяца. Маленькая Аришка плакала:

- Тетя Дуся, мама скоро вернется?

А Евдокия уже обдумывала, как поселит у себя еще одну дочку, так неожиданно и страшно дарованную судьбой.

Загрузка...

Сокровенное

В койку сразу после знакомства? Почему бы и нет!

Тут и там твердят, что интим сразу после знакомства ни к чему серьезному не приводит. А вот и нет, оказывается! Когда на вечеринке у друзей я познакомился с Ириной, мне было почти тридцать.

Истории

Все больше российских мужчин ищут дам, которые будут их содержать

То ли на планете побеждает матриархат, то ли слабый пол вырождается. Женщин за подобные запросы, даже если они честно хотят замуж, а не в содержанки, просто размазывают по стенке и называют шлюхами. А мужчины, не стесняясь и не прикидываясь хотя бы для видимости "приличными людьми", выдают такие перлы, что не знаешь, плакать или смеяться.

Цитата дня

«Такое впечатление, что люди никогда не заходили в магазины для взрослых и не видели то, что в них продается. Понятно, что люди в России по-прежнему заметно отстают в сексуальном развитии от европейцев, но, честно говоря, я не думал, что до такой степени»

Алексей Панин

Загрузка...

Свежий номер

Гороскопы