SPEED Инфо СПИД-инфо Тайны Нотр-Дама: капище языческих богов, тюрьма, место казни и даже бордель 2024-06-14 СПИД-инфо

На протяжении восьми веков НотрДам-де-Пари считается самым главным религиозным и архитектурным символом Франции.

Эту святыню почитали и берегли как простые французы, так и все их правители, начиная с королей из династии Капетов -Валуа — Бурбонов и заканчивая последним «президентом- тяжеловесом» Жаком Шираком. Но когда пару лет назад страну возглавил скрытый гей Эммануэль Макрон со своей престарелой «женой», многие французы восприняли его приход как предтечу наступления тяжелых времен. И судя по парализовавшему страну движению «желтых жилетов», а также странному пожару, едва не уничтожившему Нотр-Дам, они оказались не так уж далеки от истины!

В благодарность за наследника

Инициатором создания знаменитого собора считается Людовик VII, прозванный потомками Благочестивым. Это был странный монарх, всю свою жизнь он тяготился государственными обязанностями и большую часть своего времени проводил в молитвах. Не было для него более сурового наказания, чем исполнять... супружеский долг. При том, что женой его была самая красивая женщина Европы Алиенора Аквитанская, принесшая королю в приданное самую богатую область страны — Аквитанию. Всякий раз после интимного общения с королевой (а делал он это не больше одного раза в месяц) — король уединялся в любимом монастыре Нотр-Дам, чтобы «замолить грехи своей похоти». Несмотря на столь редкие встречи на супружеском ложе, Людовик Благочестивый тем не менее сумел сделать двух детей, которые, к ужасу его придворных и всей Франции, оказались девочками. После рождения второй дочери король добился развода с супругой, неспособной подарить ему наследника. Алиенора, обидевшись на такое оскорбление, вернула себе Аквитанию. Хотя ей было уже за тридцать, она вскоре вышла замуж за… англий- ского короля Генриха II. И, словно в насмешку над Людовиком, родила новому супругу трех сыновей, двое из которых стали знаменитыми королями — Ричардом Львиное Сердце и Иоанном Безземельным.

По известному закону подлости вторая жена Людовика VII тоже родила ему двух девочек. И третья начала, как назло, с очередной дочери, пока наконец небеса не услышали отчаянные даже не молитвы, а вопли несчастного короля, одарив его долгожданным наследником — дофином. На радостях от такого дара король в 1163-м году решил возвести самый красивый собор в королевстве на фундаменте своего НотрДама.

Это было большой ошибкой! Изучай «Благочестивый» помимо молитв еще и древнюю историю, он бы тысячу раз подумал, прежде чем строить собор в этом месте. Ведь в древние времена там находилось капище языческих богов, на котором дикие галлы приносили человеческие жертвы, а в начале новой эры на этом месте была тюрьма, в которой уничтожили несколько тысяч первых христиан.

Так что, не будет преувеличением сказать, что на месте Собора было пролито немало крови и накоплено множество негативной энергии, которую явно не удалось отмолить за последующие столетия.

И нашим, и вашим!

Последующая биография Собора — это разительный образчик «колебания вместе с генеральной линией» или «выдающейся политкорректности». В 1430-м году в соборе подвергли анафеме деву-колдунью по имени Жанна из Домреми, а спустя 25 лет там же провели процесс по реабилитации Жанны д, Арк. В 1431 году англичане короновали в Соборе своего десятилетнего монарха Генриха VI в качестве французского короля, а спустя всего 16 лет столь же торжественно лишили его короны в пользу истинного короля Карла IX. И подобные перевертыши продолжались еще очень долго. Служители Собора то проклинали гугенота Генриха Наваррского, то проводили в его честь мессу (ту самую, которая стоила Парижа). Именно под этими сводами корсиканский выскочка Бонапарт, вырвав корону из рук папы Римского, короновал себя сам. Последний пример удивительной «гибкости» святых отцов пришелся на 1944-й, когда весной в Нотр-Даме был проведен молебен во славу «спасителя Франции» маршала Петена, в августе — торжества по случаю чудесного спасения Парижа от немцев, а в ноябре в честь освобождения Франции и отречения от церкви «банды Петена». Правда, был в бурной истории Нотр-Дама период, когда священники проявили принципиальность, отказавшись сотрудничать с властями во время Великой французской революции. За что и сурово поплатились — в течение целого года Собор превратился в «Обитель Разума» — бордель с нагими революционерками в виде всем доступных жриц «новой веры».

Какой-какой матери?

В представлении подавляющего большинства наших соотечественников Нотр-Дам-де-Пари по сей день ассоциируется с четырьмя вещами, или как принято теперь их называть — маркерами. Во-первых, это знаменитый роман Виктора Гюго, которым благодаря вовремя сданной макулатуре обзавелись чуть ли не все семьи в СССР.

Во-вторых, культовый фильм с Энтони Куинном в роли Квазимодо и несравненной Джиной Лоллобриджидой, который однажды в разгар застоя, осенью 1984-го, был показан по первому каналу российского телевидения в самый прайм-тайм — воскресным вечером. В третьих, самый успешный в Истории французский мюзикл «Собор Парижской богоматери», который с конца прошлого века постоянно шел с неизменным аншлагом в России и этой осенью снова будет возобновлен. И наконец, четвертый маркер — уморительный диалог прораба с тунеядцем Федей из культовой комедии «Операция Ы». Прораб: «Построенное здание будет втрое выше, чем знаменитый Нотр-Дам- де-Пари! Что в переводе означает «Собор Парижской Богоматери». Федя: «Какой-какой матери?». Прораб: «Парижской. БОГО-матери». Неудивительно, что после этой сцены к Нотр-Дам-де-Пари у нас навечно приклеилось прозвище «Какой-какой матери?»

Но был еще и пятый маркер, о котором за давностью лет многие позабыли. Дело в том, что Россия стала первой страной в мире, где был опубликован роман Виктора Гюго. Причем, скорость перевода не может не изумлять. В марте 1831 года книга появилась на парижских прилавках, а уже в октябре того же года ее перевод появился одновременно в двух российских столицах. Скорость просто удивительная, особенно с учетом проблем с цензурой, расценившей сцену свидания Эсмеральды с Фебом как «непристойную». Однако главному цензору империи, Николаю I, «Собор Парижской Богоматери» очень понравился, что переломило ситуацию. История несчастной цыганки так тронула душу железного на вид императора, что на сцене Александринского театре вскоре была поставлена пьеса «Эсмеральда» с легендарной Варварой Асенковой в главной роли.

Невероятная популярность «Собора Парижской Богоматери» сохраняется и по сей день. И это позволяет надеяться, что особых проблем со сбором денег на восстановление сгоревшего собора не будет. И уже лет через пять, максимум десять, он вновь откроет перед всеми свои врата. Еще более красивый и загадочный, чем прежде!

Эту святыню почитали и берегли как простые французы, так и все их правители, начиная с королей из династии Капетов -Валуа — Бурбонов и заканчивая последним «президентом- тяжеловесом» Жаком Шираком. Но когда пару лет назад страну возглавил скрытый гей Эммануэль Макрон со своей престарелой «женой», многие французы восприняли его приход как предтечу наступления тяжелых времен. И судя по парализовавшему страну движению «желтых жилетов», а также странному пожару, едва не уничтожившему Нотр-Дам, они оказались не так уж далеки от истины! в благодарностЬ за наследника Инициатором создания знаменитого собора считается Людовик VII, прозванный потомками очестивым. Это был странный монарх, всю свою жизнь он тяготился государственными обязанностями и большую часть своего времени проводил в молитвах. Не было для него более сурового наказания, чем исполнять... супружеский долг. При том, что женой его была самая красивая женщина Европы Алиенора Аквитанская, принесшая королю в приданное самую богатую область страны — Аквитанию. Всякий раз после интимного общения с королевой (а делал он это не больше одного раза в месяц) — король уединялся в любимом монастыре Нотр-Дам, чтобы «замолить грехи своей похоти». Несмотря на столь редкие встречи на супружеском ложе, Людовик Благочестивый тем не менее сумел сделать двух детей, которые, к ужасу его придворных и всей Франции, оказались девочками. После рождения второй дочери король добился развода с супругой, неспособной подарить ему наследника. Алиенора, обидевшись на такое оскорбление, вернула себе Аквитанию. Хотя ей было уже за тридцать, она вскоре вышла замуж за… англий- ского короля Генриха II. И, словно в насмешку над Людовиком, родила новому супругу трех сыновей, двое из которых стали знаменитыми королями — Ричардом Львиное Сердце и Иоанном Безземельным. По известному закону подлости вторая жена Людовика VII тоже родила ему двух девочек. И третья начала, как назло, с очередной дочери, пока наконец небеса не услышали отчаянные даже не молитвы, а вопли несчастного короля, одарив его долгожданным наследником — дофином. На радостях от такого дара король в 1163-м году решил возвести самый красивый собор в королевстве на фундаменте своего НотрДама. Это было большой ошибкой! Изучай «Благочестивый» помимо молитв еще и древнюю историю, он бы тысячу раз подумал, прежде чем строить собор в этом месте. Ведь в древние времена там находилось капище языческих богов, на котором дикие галлы приносили человеческие жертвы, а в начале новой эры на этом месте была тюрьма, в которой уничтожили несколько тысяч первых христиан. Так что, не будет преувеличением сказать, что на месте Собора было пролито немало крови и накоплено множество негативной энергии, которую явно не удалось отмолить за последующие столетия. и наШим, и ваШим! Последующая биография Собора — это разительный образчик «колебания вместе с генеральной линией» или «выдающейся политкорректности». В 1430-м году в соборе подвергли анафеме деву-колдунью по имени Жанна из Домреми, а спустя 25 лет там же провели процесс по реабилитации Жанны д, Арк. В 1431 году англичане короновали в Соборе своего десятилетнего монарха Генриха VI в качестве французского короля, а спустя всего 16 лет столь же торжественно лишили его короны в пользу истинного короля Карла IX. И подобные перевертыши продолжались еще очень долго. Служители Собора то проклинали гугенота Генриха Наваррского, то проводили в его честь мессу (ту самую, которая стоила Парижа). Именно под этими сводами корсиканский выскочка Бонапарт, вырвав корону из рук папы Римского, короновал себя сам. Последний пример удивительной «гибкости» святых отцов пришелся на 1944-й, когда весной в Нотр-Даме был проведен молебен во славу «спасителя Франции» маршала Петена, в августе — торжества по случаю чудесного спасения Парижа от немцев, а в ноябре в честь освобождения Франции и отречения от церкви «банды Петена». Правда, был в бурной истории Нотр-Дама период, когда священники проявили принципиальность, отказавшись сотрудничать с властями во время Великой французской революции. За что и сурово поплатились — в течение целого года Собор превратился в «Обитель Разума» — бордель с нагими революционерками в виде всем доступных жриц «новой веры». какой-какой матери? В представлении подавляющего большинства наших соотечественников Нотр-Дам-де-Пари по сей день ассоциируется с четырьмя вещами, или как принято теперь их называть — маркерами. Во-первых, это знаменитый роман Виктора Гюго, которым благодаря вовремя сданной макулатуре обзавелись чуть ли не все семьи в СССР. Во-вторых, культовый фильм с Энтони Куинном в роли Квазимодо и несравненной Джиной Лоллобриджидой, который однажды в разгар застоя, осенью 1984-го, был показан по первому каналу российского телевидения в самый прайм-тайм — воскресным вечером. В третьих, самый успешный в Истории французский мюзикл «Собор Парижской богоматери», который с конца прошлого века постоянно шел с неизменным аншлагом в России и этой осенью снова будет возобновлен. И наконец, четвертый маркер — уморительный диалог прораба с тунеядцем Федей из культовой комедии «Операция Ы». Прораб: «Построенное здание будет втрое выше, чем знаменитый Нотр-Дам- де-Пари! Что в переводе означает «Собор Парижской Богоматери». Федя: «Какой-какой матери?». Прораб: «Парижской. БОГО-матери». Неудивительно, что после этой сцены к Нотр-Дам-де-Пари у нас навечно приклеилось прозвище «Какой-какой матери?» Но был еще и пятый маркер, о котором за давностью лет многие позабыли. Дело в том, что Россия стала первой страной в мире, где был опубликован роман Виктора Гюго. Причем, скорость перевода не может не изумлять. В марте 1831 года книга появилась на парижских прилавках, а уже в октябре того же года ее перевод появился одновременно в двух российских столицах. Скорость просто удивительная, особенно с учетом проблем с цензурой, расценившей сцену свидания Эсмеральды с Фебом как «непристойную». Однако главному цензору империи, Николаю I, «Собор Парижской Богоматери» очень понравился, что переломило ситуацию. История несчастной цыганки так тронула душу железного на вид императора, что на сцене Александринского театре вскоре была поставлена пьеса «Эсмеральда» с легендарной Варварой Асенковой в главной роли. Невероятная популярность «Собора Парижской Богоматери» сохраняется и по сей день. И это позволяет надеяться, что особых проблем со сбором денег на восстановление сгоревшего собора не будет. И уже лет через пять, максимум десять, он вновь откроет перед всеми свои врата. Еще более красивый и загадочный, чем прежде!


Напишите коментарий к материалу

Ваш email адрес не будет опубликован.*

CAPTCHA