SPEED Инфо СПИД-инфо Ничего личного 2024-02-27 СПИД-инфо

ТОЧКА ЗАМЕРЗАНИЯ
Этот огромный овальный стол, мертвенно белый. Голубоватый свет с потолка, глухие стены — без окон — такие же как стол, без «лица», без признаков жизни. Лиза возненавидела переговорную, как только закончился ремонт, а сегодня особенно. Стол рисовался в ее сознании как ноль, точка замерзания, пустота — точно в таком состоянии она находилась сейчас. И эти стены — между ней и миром — надвигались на нее со всех сторон, грозя задушить своим холодом, своей абсолютной безликостью. «Надо сказать Артуру, чтобы поменял нутрянку переговорной. В таком склепе ни до чего путного договориться нельзя», — крутилось в Лизиной голове.
Она слушала Артура вполуха, давно уже оценила по высшему разряду и его затею с новым проектом, и все преимущества, которые тот сулил, и не могла понять, почему Артур так кипятится, почему так долго не ставит вопрос на голосование. Посмотрела по сторонам, на лица остальных членов правления и поняла — они-то энтузиазм Артура не разделяют. Уныло смотрят на председателя, а кто-то раздраженно, с трудом сдерживаясь, — когда же он замолчит?! А Артур все говорил и говорил, то ли себя убеждая в собственной правоте, то ли правление, которое — он это видел, чувствовал — с ним не согласно.
Они с Артуром дружили со школы. Только дружили, никакой первой любви, даже влюбленности между ними не случилось. Просто она нашла в нем надежное плечо и понимающую душу, чего искала среди подружек и не находила, а он в ней. Она уважала в нем парня, он в ней девушку, при этом никаких гендерных перекосов — и так уже почти двадцать лет. Когда при них кто-нибудь яростно доказывал, что мужчина и женщина не могут быть просто друзьями, они не спорили — мы друзья и нам хорошо. Разве для дружбы так уж важна половая принадлежность? Различия необходимы для любви, для продолжения рода, а тут какая разница, в каком теле и с каким гормональным набором человек рядом, по жизни. Поначалу Лизин будущий муж приревновал ее к Артуру, и Артурова жена пытала Лизу, что между ними было и когда закончилось. Потом успокоились и стали дружить все вместе, вчетвером.

А «ВДРУГ» НЕ СЛУЧИЛОСЬ
Когда Артур начал свой бизнес, первой позвал Лизу — на финансы, у нее был диплом финансиста. Довольно быстро раскрутились, фирма разрослась, филиалы в нескольких городах. Лизе нравилось: масштаб, ответственность. Все по ее характеру. И с Артуром они понимали друг друга с полувзгляда. В коллективе это обстоятельство не сразу признали. Потом все-таки вынуждены были принять, хотя самые любознательные наблюдали за руководителями с повышенным интересом. А вдруг? Напрасно ждали, «вдруг» не случалось.
И тут как на грех, когда Лизе были нужны силы, чтобы поддержать Артура, на раскрутку нового проекта, в ее семье начался разлад. Ей казалось, что она нашла неопровержимые доказательства мужниной неверности, и объявила о разводе. Муж клялся, что верен ей душой и телом, как в первый год супружества. Призывал подумать о детях, о стареющих родителях, которые не переживут крушения семьи, но Лиза стояла на своем — не могу и не хочу жить с предателем. В какой-то момент муж замолчал, отстранился от нее, перебрался в гостиную на диван и стал общаться с Лизой исключительно по детско-бытовым вопросам. Лизу такой расклад озадачил, стали наплывать сомнения, так ли уж она права в своей категоричности. Она плохо спала, тосковала по длинным вечерним разговорам с мужем обо всем, что случилось за день. Тело ее томилось по его ласке, по его страстному нетерпению и в самом деле, как в первый год супружества. Мир рушился, земля уходила из-под ног, и как остановить катастрофу, Лиза не знала. Решением этой проблемы она и была озабочена во время совещания, слушая Артура вполуха. Он ей о своей затее рассказал накануне. Лизе идея понравилась, и она готова была поддержать Артура, как только тот объявит голосование. Но он закончил свой спич неожиданно:
— Вижу, мне не удалось убедить правление. Предлагаю собраться завтра и еще раз обсудить проект. Постараюсь найти более весомые аргументы. Всем спасибо, до
завтра.
Лиза вместе со всеми вышла из переговорной и уже в своем кабинете позвонила Артуру:
— Занят? Может, я зайду? Поговорим…

 

ОБМЕН ЭНЕРГИЯМИ
Артур стоял у окна, смотрел во двор, и было понятно, что ничего не видит. Он подошел к Лизе почти вплотную — бледный, как стены в переговорной, а в глазах пожар. Гнев, растерянность, надежда, что Лиза поможет, — все сразу, она его таким не видела никогда.
— Успокойся, мы сейчас с тобой еще раз разложим ситуацию и найдем аргумент, который их убедит. — Она обняла его за плечи и притянула к себе, как ребенка, которого надо успокоить.
— Понимаешь, если мы упустим эту возможность, я буду локти кусать всю оставшуюся жизнь. Такой шанс, сказочный, только раз выпадает, как они не понимают… Не представляю, что будет, если проголосуют против. — Это говорил не ребенок — мужчина на грани отчаяния. — Разгоню всех к чертовой матери и сделаю, как считаю нужным. Но ведь это неправильно, столько сил положено на
команду…

Он тоже обнял Лизу, прижался холодной щекой к ее щеке, ей показалось, что его щека влажная. Неужели слезы? Лиза на секунду отстранилась, чтобы посмотреть, вправду ли он плачет. И тут случилось то, что случиться не могло никогда. Губы Артура обожгли Лизу, это был не поцелуй — что-то совсем другое, жадное, хищное и молящее одновременно. Его пальцы, холодные, точно мертвые, беспорядочно шарили по ней, пытаясь расстегнуть, сорвать все, что мешало добраться до ее тела. В первый момент Лиза испугалась, напряглась, чтобы защититься, а потом вдруг с неимоверной силой захотела отдать ему себя, чтобы спасти. И взять его, чтобы спастись самой. Они рисковали, очень. Дверь не заперта, по коридору шныряют сотрудники, шепотом обсуждая прошедшее совещание и прогнозируя завтрашнее. Это не имело для Лизы и Артура значения. Одежда обоих валялась на полу посреди кабинета. То, что происходило на диване, в дальнем углу, не было похоже даже на секс, тем более на любовь. Это было яростное соитие загнанных в угол и молящих друг друга о помощи. Обмен энергиями, обмен жизнями, спасение. Их тела сотрясались, словно от электрических разрядов, руки, ноги, переплетенные в единое целое, не могли разомкнуться. Потом буря затихла, будто бы у стихии кончились силы. Они молча лежали, глядя в потолок.

 

ЦВЕТ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ
— В переговорной надо что-то поменять. Интерьер мертвый, в такой обстановке нельзя работать на будущее. — Лиза говорила спокойно, как говорила бы с Артуром, сидя за рабочим столом.
— Хм… Может, ты и права. А я-то все думаю, почему мне после ремонта так тяжело дается каждое совещание. Умница, как всегда, — Артур потянулся к ней с явным намерением поцеловать в губы.
— А вот этого не надо. Ничего же не было, ничего личного. Просто мы с тобой изобрели только что новый вид обмена мнениями, вполне дружеский и весьма эффективный. Теперь мы еще лучше знаем друг друга, но ничего не изменилось. Согласен, босс?
… Когда дети уснули, Лиза подошла к дивану в гостиной и прошептала мужу:
— Подвинься, мне надо кое-что тебе сказать. — Не дожидаясь ответа, она начала подталкивать его к спинке дивана, укладываясь рядом. И все ворчала: — Какой узкий, неудобный… Надо другой купить. Нет, лучше пойдем в спальню.
— Ну, говори, что хотела. — Муж не двигался, сопротивлялся ее посягательству на свою территорию.
— Вот ведь как… — Лиза вздохнула, виновато, по-бабьи сложила руки на коленях. — Оказывается, я тебя очень люблю, и все остальное не имеет значения.
— Все-таки ты, Лизка, дура, хотя и директор.
Первое, что увидела Лиза, входя в офис, были рабочие в синих робах, сгрудившиеся у двери в переговорную. Они внимательно слушали дизайнера в красной куртке и клетчатых брюках. Тот, что руководил ремонтом в прошлый раз, всегда носил серый комбинезон — Лиза помнила это хорошо.
Совещание прошло в кабинете Артура. На этот раз он был краток и убедителен. Новый проект одобрили единогласно.


Напишите коментарий к материалу

Ваш email адрес не будет опубликован.*

CAPTCHA