SPEED Инфо СПИД-инфо В Амстердаме открылся первый в мире публичный дом для больных СПИДом 2023-09-23 СПИД-инфо

«ПЛЮС» И «МИНУС»
К кварталу красных фонарей в Амстердаме туристов влечет как магнитом. Секс здесь вполне легален, работают сотни «ночных бабочек», и за 50 евро можно получить любые ласки, а за 17 сходить на экскурсию и поглазеть на публичный дом. Именно в самом провокационном месте, недалеко от театра эротики Каса Россо, приютилось и вовсе особенное заведение. Сюда на экскурсию туристов не поведут. И фотографировать не разрешат. Это особенный бордель. Со своей «фишкой»: услуги здесь получают исключительно ВИЧ-положительные клиенты. Или, как их называют, «плюсы».
— Минус? Плюс? — широко улыбаясь, спрашивает блондинка топлес всех входящих.
— Что?! — недоумеваю я, но, сообразив, выпаливаю, что, «минус», а пришла как журналист для беседы с Генрихом ван де Бергом — хозяином заведения.
— Господин ван де Берг обслуживает клиентку, — внимательно смотрит на меня девушка.
— Как? Сам?!
— Почему нет? — мило воркует она и, подмигнув парню, потягивающему спиртное у стойки, уводит его в глубину коридора, откуда из комнат слышны недвусмысленные звуки.

Мы Не ПРОСТИТУТКИ!
Тонкие талии, пышные груди, ножки в сапогах из тонкой лайкры и… кружевные фартучки, под которыми намек на трусики… Это наряд Лотты, Энн, Бригитт и Карлы — девушек, с которыми удалось познакомиться. Рыжеволосые близняшки Лотта и Энн работают в этом заведении больше года.
— Клиентов много, — рассказывают они. — Есть постоянные и совершенно отчаявшиеся. Некоторые даже покушались на самоубийство. Наша задача — отвлечь и порадовать. Если устаем, то подменяем друг друга. Нас, близнецов, не отличить, правда?
— Мы не из-за безденежья, — усаживаясь верхом на стул и показывая округлые, как орешки, ягодицы, вступает в разговор 30-летняя Бригитт. — Это в Украине и России проституцией занимаются ради денег. А мы…. Я, например, юрист, Карла — менеджер в крупной компании. Лотта и Энн — медсестры. Ну, а здесь мы помогаем несчастным ВИЧ-инфицированным клиентам. Деньги — это вторично.
Сама Бригитт несколько лет назад бросила парня, когда нашла у него таблетки АРТ (антиретровирусной терапии. — Ред.) от СПИДа.
— Я не заразилась. Но страшно испугалась. А он через год умер. Теперь, если хотите, искупаю свою вину за предательство…
Поневоле морщу лоб:
—Хотите сказать, что вы здоровы, и…
— Да! Я не проститутка. Я, скорее, санинструктор. Думаете, сюда приходят сплошь наркоманы и те, что нетрадиционной ориентации? А знаете, скольких мужчин заразили собственные жены? Бывает и так: сорвался парень в путешествии, переспал с негритянкой и… Часто от ВИЧ-инфицированных отворачиваются семьи, жены забирают детей. Как мужику такое пережить? Вот и идут, кто за утешением, а кто и просится к нам на работу — помогать таким же, как они.
Высокая молоденькая Карла уже больше года специализируется на секс-услугах для людей с ВИЧ и физическими недостатками.
— Они особенные. Очень ранимые. У Петера из дома инвалидов, например, уже тяжелая стадия СПИДа, нет эрекции, хотя ему всего 32, и я делаю все, чтобы доставить ему хоть минутку радости. На сексуальные развлечения у нас уходит минут 5—6, остальное время просто беседуем, и он уезжает довольным.

МОЖНО И НЕЛЬЗЯ
Мне повезло. Я увидела «комнаты любви», куда обычно «с улицы» не пускают: удобная большая кровать с одноразовыми простынями, полочка с простерилизованными секс-игрушками и множество антисептиков: салфеток, мыла, гелей.
— Иногда мужчина весь покрыт язвочками, тяжело дышит, к нему и прикоснуться неприятно. Я о тяжелой стадии СПИДа, — говорит Карла.— Но ему все равно хочется секса! Вот и идет в ход вся асептика, впрочем, как и правила, которые клиенты обязаны соблюдать.
Кстати, с правилами мужчины знакомятся еще до сеанса любви и подписывают договор. Бригитт любезно согласилась перевести мне их с голландского: «Запрещено целоваться в губы, предлагать нетрадиционные виды интима, насилие, групповые игры. Презерватив обязателен. BDSM только по договоренности с девушкой. Оплата от 170 евро в час».
Чуть позже выяснила: из 10 девушек, работающих в заведении, инфицированы шестеро. И, пожалуй, самая трагическая история у Кэтрин. В 15 лет она влюбилась в рок-певца, ездила за ним по всему свету, добивалась. И, наконец, случилась любовь. Грег не был особо ласков с девушкой, не подумал даже предупредить, что давно болеет СПИДом. Кэт оставалась с ним до самой его смерти, зная, что эта же участь ждет и ее. К счастью, по настоянию подруги она вовремя начала терапию, а потом пришла работать в «дом любви». Прошла, как и здоровые девушки, санкурсы и теперь отлично знает, как обращаться с больными клиентами.

МИСТЕР ТРАНСГЕНДЕР
Если честно, правила поведения для ВИЧ-ин­фи­ци­ро­ванных заставили меня задуматься. Ну почему, если девушка «плюс», ей нельзя целоваться с «плюсом»? Все на свои места расставил хозяин заведения Генрих ван де Берг. Высокий красивый, после душа он источал тонкий аромат дорогого мыла. Закурил сигарету, предложил кофе и сел напротив:
— Видите ли, я врач и знаю все нюансы ВИЧ. У этой инфекции немало разновидностей. Своеобразных «клише». Зачем же подвергать зараженных девушек дополнительному риску? Это миф, что ВИЧ через поцелуй не передается. Ведь поцелуй поцелую рознь. Не так ли? — и он хитро посмотрел на меня. — Кстати, при оральных поцелуях девочки тоже непременно обязаны использовать презерватив. Неважно: здорова девушка или больна.
Три раза в месяц все «санинструкторы» заведения проходят осмотр гинеколога и терапевта. Иначе «дом любви» лишат лицензии. И самое любопытное, что, по статистике, среди работниц секс-индустрии в Амстердаме в 4 раза меньше ВИЧ-инфицированных и носительниц ЗППП (заболевания, передающиеся половым путем. — Ред.), чем среди студенток столичных колледжей!
— А если к вам заглянет здоровая женщина? Кто ее будет обслуживать? – задаю вопрос Генриху. Он улыбается:
— Иногда к нам действительно приходят эдакие экстремалки, готовые платить за риск. Что-то вроде вашей «русской рулетки». Одна недавно скандал закатила: «Желаю переспать с ВИЧ-инфицированным мужчиной! Мне интересно, заражусь или нет?» Пришлось объяснять, что у нас мужчины не работают. Это дело будущего. Разве что лично у меня есть две давние инфицированные клиентки… Но этого я ей, конечно, не сказал, — улыбается Генрих.
О себе он вообще рассказывает неохотно. Впрочем, мне бы и в голову не пришло, что он трансгендер и всю жизнь ощущает себя «женщиной в мужском обличьи». Знает об этом с 15 лет, потому и сбежал когда-то из дома. Жил с мальчиками. Так и заразился ВИЧ. Лечился, окончил медвуз, насмотрелся трагических судеб. Вот тогда и пришла мысль открыть бордель для ВИЧ-инфицированных. Это и его дом сегодня. Ведь семьи у Генриха нет.
— Делать операцию пока не собираюсь, — уверяет он.—Слишком много работы. Я имею в виду, очень много людей, которым я хочу помочь, которым нужны элементарная разрядка, утешение и ласка. Этому я и учу своих девочек. Уж кто-кто, а многие из них, особенно «плюсы», отлично понимают: жить со СПИДом ох как непросто. Даже в Нидерландах.


Напишите коментарий к материалу

Ваш email адрес не будет опубликован.*

CAPTCHA