SPEED Инфо СПИД-инфо Как живется в Узбекистане без секс-шопов и вибраторов? 2024-07-23 СПИД-инфо

Мы сидим в кафе в центре Ташкента с чернобровой крашеной блондинкой Лилей. Вечером ей выходить на смену, а пока она оживленно рассказывает о сексуальной жизни Узбекистана, которая, конечно,  есть, но обсуждать это не принято.

МЕСТО ЖЕНЩИНЫ — НА КУХНЕ
Лиля сама не знает, кто она по национальности, – уж очень много всего намешано. Родилась здесь, недалеко от Ташкента, но как раз узбекской крови, по словам девушки, в ней нет ни капли. Говорит на чистейшем русском. Отец уехал в Рязанскую область на заработки, когда Лиле было три года, и так и не вернулся. Первое время посылал деньги, а потом и вовсе пропал. Мать недавно вышла замуж за местного и уехала с ним в сельскую местность.
– У них там свое хозяйство, – рассказывает Лиля. – Он, конечно, неприятный тип. Мама целыми днями пашет на огороде, хоть у нее и спина больная. А он только стоит, смотрит и приказы отдает. Но это матери не повезло просто, на самом деле есть среди узбеков и хорошие мужики. Но женщина в любом случае должна во всем подчиняться, так уж заведено тут.
В последнем я и сам успел убедиться. Товарищ, у которого я гостил в Ташкенте, позвал в гости к своему другу-узбеку. Нас встретили застольем. Однако жена, несмотря на то что на дворе XXI век, так и не села с нами обедать. «Пусть ест на кухне», – сказал, как отрезал, ее 35-летний супруг.
А вот многоженства, вопреки стереотипам, почти уже и нет. Разве что в деревнях. И только при условии, что мужчина может доказать свою финансовую состоятельность и каждую супругу обеспечить жилплощадью.


УЗБЕЧКИ СТОЯТ ДОРОЖЕ
У Лили не совсем обычная для Узбекистана работа. Она развлекает разных «высокопоставленных членов» из России. Но чаще всего, наверное, попадаются низкопоставленные, мысленно съязвил я (извините, не удержался).
— Да это вообще не то, о чем вы подумали, — тараторит Лиля, заметив мою заинтересованность. — Еще ни разу ни с кем не было никакого интима! Вот, например, недавно к одному из наших бизнесменов приезжали партнеры из Москвы. Нужно было показать им город. Гостям же приятно, когда их сопровождает обаятельная девушка, которая все про всех тут знает! Платят мало, у нас вообще здесь зарплаты маленькие, но иногда мне оставляют хорошие чаевые.
— Ну, а вообще, есть у вас тут девушки по вызову?
— Есть, конечно. Они же везде есть, только не так доступны, как у вас в Москве. В России залез на первый попавшийся сайт — и через полчаса у тебя в кровати лежит понравившаяся девушка. В Узбекистане они стараются в интернете не светиться. «Ночных бабочек» снимают, чуть отъехав за город. Есть там одна точка. Приезжаешь, выбираешь. Вот только работают там в основном белоруски, украинки, русские тоже есть девчонки. А узбечек мало, и они стараются не показываться. Если родственники узнают, чем девушка зарабатывает, — убьют, это позор на всю жизнь!
Так что узбечки-эскортницы — экзотика. И стоят на порядок выше! Хотя многие иностранцы только за этим и приезжают, поэтому не скупятся. Среди клиентов немало гостей из богатых арабских стран, а также турков.

«СПИД-ИНФО» ПОД ЗАПРЕТОМ
С развратом в Узбекистане все строго. Не забалуешь. Друг, к которому я приехал, попросил привезти последние номера «СПИД-инфо» и мужских эротических журналов. «У нас, естественно, ничего из этого не продают, хотя остальной российской прессы навалом, только ее и читаем, — пояснил приятель. — Если в аэропорту во время досмотра будут спрашивать, зачем и кому везешь, скажи, что исключительно для себя, и больше двух экземпляров ни в коем случае не бери!» Он также рассказал забавную историю, как его знакомые пытались провезти вибраторы под видом микрофонов. Им это удалось, но коленки, говорят, тряслись.
— Значит, никаких секс-шопов? А как же женщины без фаллоимитаторов обходятся?
— Потому и огурцов на рынке так много продают, — смеется. — А если серьезно, то это большая проблема. Мне кажется, наше общество давно уже готово к этому, но никто не решается сделать первый шаг. Была одна активистка, пыталась объяснить чиновникам, что женщинам вибраторы нужны для здоровья, предлагала в аптеках продавать. Но так ничего добиться у нее и не получилось.
Перед отъездом меня до отвала накормили колбасой из конины. Оказывается, она невероятно благотворно влияет на потенцию. Проверено! Так что в вибраторах у местных женщин особой необходимости нет.

КСТАТИ

НЕВЕСТЫ БОЛЬШЕ НЕ МАЛОЛЕТНИЕ
В этом году в Узбекистане брачный возраст для девушек увеличен до 18 лет. Изменения в законе вступят в силу с сентября, а пока отправиться в ЗАГС еще разрешается в 17. По рассказам местных, если в каком-то ауле нарушили предписания властей и нелегально выдали замуж, к примеру, 15-летнюю девочку, соседи непременно сообщат об этом в правоохранительные органы — права детей соблюдают строго.

ПОПАВШИХСЯ КЛИЕНТОВ — СРАЗУ НА ОСМОТР
Пока власти наказывают только девушек, оказывающих сексуальных услуги (и организаторов притонов, само собой), а вот клиентам ничего не грозит. Однако в местном сенате уже обсуждают, что в скором времени достанется и им. Мужчин могут заставить платить штрафы, а также пройти принудительное медицинское обследование и лечение инфекций, передающихся половым путем. Также чиновники не ленятся регулярно обращаться к узбекам с призывом не пользоваться услугами «ночных бабочек».


Напишите коментарий к материалу

Ваш email адрес не будет опубликован.*

CAPTCHA