SPEED Инфо СПИД-инфо Похождения легендарного разведчика: интимный учитель, секретарши и супруга 2024-02-27 СПИД-инфо

Рамзай - это позывной легендарного советского разведчика Рихарда Зорге, история которого отображена в недавно вышедшем телесериале Сергея Гинзбурга, известного своими историческими боевиками («Мишка Япончик», «Убить Сталина»).

При всем внешнем почитании немецкого коммуниста-разведчика в виде множества улиц, памятников и книг отечественные кинорежиссеры упорно его игнорировали. За семьдесят лет после казни Рихард появился на большом экране всего один раз в трехминутном эпизоде эпопеи «Битва за Москву» 1985 года, где его сыграл тогда еще советский литовец Юозас Будрайтис, который, кстати, был еще меньше похож на «Рамзая», чем нынешний исполнитель этой роли — Александр Домогаров.

ТРИ ЗАВЕТНЫХ СЛОВА
В ноябре 1964 года, ровно через 20 лет после его казни (повешения) в токийской тюрьме, с Рихарда Зорге был снят гриф секретности. С этого дня пресса принялась лепить миф о «величайшем советском разведчике ХХ века». Но таким ли уж величайшим он был? Начнем с того, что доктор Зорге был ученым и экономистом от Бога, которому было достаточно пары цифр, чтобы разобраться в состоянии экономики любой страны и сделать прогноз ее развития на ближайшие годы.
Но беда «Рамзая» была в том, что его взяло под свою опеку Главное разведуправление Красной армии. Немецкого коммуниста бросили в самое пекло — в Японию, не удосужившись обучить его элементарным навыкам разведки. Этой спецслужбе не нужна была аналитика, а требовались данные о переброске к советской границе частей, состоянии их вооружений, характеристики новых самолетов и т.п. Неудивительно, что из Москвы Зорге так часто «били поруками»: «Нам не нужны ваши заключения, только информация. Выводы будем делать сами!»
Хотите верьте, хотите нет, но резидент ГРУ в Токио «Рамзай» совсем не говорил по-японски. И даже «интимный учитель» в лице официантки из ресторана «Золото Рейна» не слишком помог. Лишь перед казнью «Рамзай» все же смог выучить три японских слова, чтобы произнести их на эшафоте: «Коминтерн», «Красная армия» и «Коммунистическая партия СССР».

ДВОЙНОЙ АГЕНТ
История Зорге вдохновила двух писателей, Яна Флеминга в Британии и Юлиана Семенова в СССР, на создание образов двух супершпионов — Джеймса Бонда и Максима Исаева-Штирлица. Когда вышедший на пенсию британский шпион Флеминг узнал о некоем «Рамзае», советском резиденте в Японии, который вел противоречивший всем писаным и неписаным правилам разведки образ жизни — с пьянками, оргиями и множеством любовниц, он пришел в восторг. «Да этот парень просто создан для шпионского романа!» — заявил Флеминг и написал свою первую книгу «Казино Рояль». О любителе быстрой езды, выпивохе и бабнике — агенте 007 — Джеймсе Бонде.
В середине шестидесятых годов руководство КГБ поручило популярному детективщику Юлиану Семенову придумать «советского Бонда». Для вдохновения писателю предложили биографии трех уже мертвых разведчиков, включая и Зорге. Но когда Семенов решил лепить своего героя из «Рамзая», чекисты попросили будущего классика обойтись без «баб и пьянок». Так благодаря «госзаказу» появился антипод Зорге — Штирлиц, который пил водку только на день Советской армии и четверть века хранил верность жене Сашеньке.

КРАСНЫЙ ФОНАРЬ
На американцев, изучавших архивы японских спецслужб, самое сильное впечатление произвело именно досье Зорге. Особенно все, что касалось его интимной жизни. Любвеобильность, которую проявлял «Рамзай», буквально потрясла их. «Гарем» разведчика насчитывал аж 35 любовниц, которых он постоянно ублажал до ареста. И это не считая оставшейся в Москве супруги Екатерины Максимовой и токийской «гражданской жены» — Исии Ханако.
Можно было понять подобное рвение «Рамзая», если бы все эти женщины поставляли ему сверхсекретную информацию. Но нет, Зорге никогда не смешивал удовольствие с работой и вообще считал подруг бесполезными для разведки. «Рамзай» был далек от соблюдения кодекса разведчика: мало того, что пил не просыхая, так еще и был сексуально одержимым. Какой нормальный шпион закрутил бы роман с женой главного информатора — немецкого посла Отта? Приходя в посольство, «Рамзай» начинал с того, что оказывал знаки внимания помощнице резидента гестапо, потом переходил на секретаршу посла и только затем принимался за его супругу.
Любопытно, что перед входом в дом Зорге все годы пребывания в Японии висел красный фонарь, который хозяин включал всякий раз, когда к нему приходила женщина. И порой его агентам приходилось нервно курить в машине по несколько часов, дожидаясь, пока «босс» освободится!
Как раз последняя по счету — 35-я женщина и стала причиной краха Зорге. Ему почему-то показалось мало одной Ханако в его любимом ресторане «Золото Рейна», и он еще замутил с танцовщицей Киоми, не подозревая, что она завербована тайной полицией. Однажды, заметив, что Зорге получил донесение от своего информатора, японка предложила поехать к нему домой и провести там ночь любви. Рамзай так возбудился этой перспективой, что не сжег записку, а просто порвал и выкинул в мусорный бачок. А на следующее утро, дождавшись, когда фонарь погаснет и Киоми уйдет, полицейские нагрянули в дом Зорге, предъявив ему вместе с ордером на арест тщательно склеенное донесение.
В тюрьме, чтобы спасти товарищей, Зорге объявил себя агентом уже нефункционировавшего Коминтерна. Но Сталину и этого оказалось достаточным, чтобы отречься от проваленного резидента и наложить на него печать полного забвения. В итоге лишь один человек остался верен суперразведчику до самого конца своих дней — Ханака, хотя при жизни Рихард ежедневно изменял ей. Жаль только, что в вышедшем сериале о похождениях Рамзая сказано так мало. Видимо, еще не пришло время!


Напишите коментарий к материалу

Ваш email адрес не будет опубликован.*

CAPTCHA